Дарик проснулся, открыл один глаз и посмотрел в окно. Там было гадко, ветрено, очень холодно, висели серые мутные тучи и из них лил нудный дождь.

— Ну вот что за нахер? – Подумал Дарик, потянулся на коврике и поднялся. Снова потянулся, но настроение не улучшилось ни разу.

— Может не с той лапы встал? – Прикинул Дарик, прилег на пару секунд и затем опять вскочил. Повторил еще три раза, каждый раз вставая с другой, новой лапы, но ничего в настроении не изменилось — видать сегодня все лапы были не те.

— Эй, дворОвые! Ваш Царь зол и сердит! —  Дарик огляделся вокруг, а затем резко, с пробуксовкой, как будто он — ретивый конь, врезал двумя задними лапами по своему коврику. Коврик в ужасе скукошился, и свалил от дальнейших разборок глубоко под кровать.

Тут взгляд Дарика уперся в меня:

— Чего стоишь тут без пользы? – Рыкнул он. – Царь гулять изволит! Пшел быстро за сбруей!

До леса мы добрались в несколько прыжков. Дарик несся, как будто он – паровоз и конь в одном флаконе с одеколоном. Первым, кто встретился нам на пути, был пожилой джентльмен, добер в теплой попонке с купированным хвостом и ушами. Он спокойно стоял, трясся слегка, и чего-то унюхивал в траве.

— Э, чорт, сюда иди! Ща я тебя еще раз купирую по самую шею, уррроод!!! – Заорал нечеловеческим голосом Дарик, только завидев силуэт кобла. Добер отвлекся от того, что нюхал, поднял голову и с опаской посмотрел туда, откуда доносился ор. То, что он увидел, ему явно не понравилось: Дарик греб к нему со всех лап, испуская пар из носа и ор из глотки. За Дариком, привязанный поводком, по мокрой листве ехал я, думая, за что бы зацепиться и не находя ничего подходящего.

Добер был пожилым, а значит – умудренным опытом. Он сразу оценил обстановку, и рванул от нас с Дариком в другую сторону. 60-летняя девочка, привязанная к доберу поводком и разглядывающая что-то в телефоне, чуть не свалившись с ног из-за резкого и неожиданного рывка, упорхнула вслед за своей собакой, бормоча себе под нос какие-то страшные ругательства вперемешку с непереводимым местным фольклором.

Поняв, что с якорем на поводке в виде меня, старичка-добера добыть не получится, Дарик затормозил и огляделся – кому бы еще втащить? И тут он увидел ЕЁ! Она была маленькой пушистой собачкой с накрашенными губами, маникюром, прэлэстной сумочкой и совершенно одна.

— О великий лыцарь! – Томно закатив глаза, с придыханием обратилась она к Дарику – Я видела своими глазами вашу великую победу! Вы прогнали орды арийцев через Полтаву прямо в Онежское озеро, и сия пучина поглотила их в один момент! Они все умерли, а я хочу мороженного и в кино целоваться!

— Мадам! – Дарик приосанил свои пушистые плечи – Да я бля буду если нет! Изволю сообщить, что погода тут у вас – полное гавно! И еще я сейчас вас выебу!

— А как же кино с мороженым? – Удивилась подошедшая барышня

— Будет тебе и кино, и какава с чаем! Но сначала жесткий и беспощадный трах! – И Дарик полез жениться

— АААААА! – Маленькая собачка в ужасе отпрыгнула от Дарика, но тот не сдавался:

— Мадам, вы не представляете себе, от чего отказываетесь. Впрочем, я все-равно вас выебу – это дело пары минут! – И Дарик погреб со всех лап к прынцессе.

Заслышав ор малютки, к ней уже со всех ног мчался небольшой мужичок средних лет.

— Мама, тьфу, папа, забери меня скорей, увези за сто морей, куда угодно, только отсюда! Он же маньяк сексуальный! – Маленькая собачка, не переставая орать, подбежала к мужику и попыталась вскарабкаться по нему, как по пальме. Глаза у нее были с чайное блюдце от ужаса. Мужик же, подхватив свою собачечку, отскочил от нас на несколько метров, потом развернулся, и уже уходя бросил:

— Ай яй яй, как нехорошо! У меня лет 15 назад тоже был бобтейл, дык вот он себя так гадко никогда не вел. Это очень некрасиво бросаться на чужих собак!!!

— Ты чего там прошептал, жЫвотное? – Дарик встал на дыбы – А ну поставил мою нэвэсту на землю, а сам быстро съебал отсюда. Не мешай мне размножаться, иначе я тебе хвост твой купирую так, что ты у меня сам бобтейлом станешь*

*слово «хвост» в немецком языке имеет несколько значений: одно – привычное нам, обозначающее хвост у животных, другое, сленговое – это мужской член. Дарик, как видим, немецкий выучил отлично.

Глаза мужика стали размером с такие же блюдца, как и у его собачки. Он решил, что дальнейшие разборки опасны для его гендерной принадлежности, и испарился в чаще.

Дарик снова огляделся, но больше вокруг нас никого не было – в Германии новости о маньяках, пробках и других опасностях распространяются быстрее скорости света. Пес вздохнул, потянул воздух, потом вздохнул еще раз и повернул домой, водя башкой из стороны в сторону, и заглядывая носом под каждый куст.

Входную дверь он открыл с ноги, набросился с матами на стоящего за дверью и ждущего своей очереди гулять Ровика, да так, что Рова обалдел и отступил от двери на несколько шагов в глубину комнаты (двери между комнатами у нас стеклянные, но не полностью прозрачные -силуэт видно, детали нет).

Затем сбесившийся кобел залез в миску Ровика, долизал невидимые остатки, затем сожрал всю еду из своей миски одним залпом, выпил пол-ведра, протопал к подаренному Ровику, его законному месту, на котором Рова спит с самого детства, нагло отжал его, потоптался, лег и захрапел.

Мы с Ровиком, тихонечко обнявшись и стараясь не спугнуть обезумевшее животное, тихонечко спрятались в другой комнате и забаррикадировали дверь в надежде, что зверь выспится и встанет наконец-то с правильной лапы.

ЗЫ. Неуважаемые долбое… в смысле, владельцы свободно бегающих текущих сук! Я жесткий противник внепланового разведения, но, бля, обещаю, что в след. Раз я просто отпущу собачку «просто побегать» — пусть женится, чего уж там. Он тоже «не кусается» и моему песику тоже «нужна свобода от поводка», как вы там говорите.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *