Rova v lesu

Некоторое время назад у нас так все прилично подморозило, а сейчас снова солнышко, траффка и птички с +16. В лесу все растаяло, и этот лес стал похож на одну большую чернильную кляксу с желтыми листьями по бокам дорожек.

На этом унылом фоне пушистый Рова выглядит сразу как и Дольче, и Кабано в одном флаконе и в хорошем смысле этих двух слов. В общем, не заметить невозможно даже если отвернуться – потому что больше в этом унылом и грустном листьеоблетевшем лесу смотреть все-равно не на кого и не на что.

Я как-то уже рассказывал, что в лесу вырубили большую поляну, поставили вагончик и сделали walddorfkindergarten – детский садик, в котором детишки находятся на улице постоянно и регулярно, в любую погоду и любое время года. Внутрь вагончика детишки заходят только в туалет ну и когда уже совсем град какой-нибудь. Все остальное время они играют на воздухе, причем теми игрушками, которые сами себе или с помощью воспитателей смастерят. У всех непромокашки-костюмчики, наверное, еще и по нескольку пар, и устраивают они на полянке реальное веселье.

Дык вот, идем мы по лесу, навстречу бородатый тип с крохой-ребятенком. Тип смуглый, борода подстрижена, одет прилично, так что не совсем за беженца сходит. Ну о ребятенке и говорить нечего – что-то маленькое и цветное в этом неубиваемом костюмчике, как все его лесные братья и сестры. Понятно куда направляются, ребятенок, при ближайшем рассмотрении оказавшийся девочкой, еще и сумку какую-то тащит. Увидела Рову, стала как вкопанная и что-то бородатому говорит. Расстояние между нами уже относительно небольшое — мы ж навстречу друг другу идем. Папа тоже остановился, грозно глянул на Рову и громко так, с нажимом и напором на каком-то тар-арабском (наверное):

— Гыхм, кудум-тырыдым, Ктулху фхтагн – горлом говорит, зло так, как плюет. При этом продолжает на Рову так же зло глядеть.

Рова мужиков после моего воспитания более чем недолюбливает, пасет и при случае может броситься без спросу и быстро. Под ногами мокрые листья, а если эта туша кабана резко дернется, то я с копыт при таком покрытии слечу запросто. Но уж больно речь мне эта гхырфамская не понравилась – пес мой не так уж на пига и похож, хотя, конечно, по-свински может в листве порыться, желудЁчек какой-нибудь схомячить по-свойски. И все-же это не повод в него всякими устными тыгыдымами кидаться.

Пока эта мысль успела промелькнуть, мужик направился к нам, а девочка со своей сумкой осталась на месте.

— От это интересно! – Я аж взбодрился и подобрался – Нас попросят исчезнуть с горизонта и не заслонять солнце, или чо?

— Доброе утро! – Бородатый недобеженец произнес это на таком немецком, на котором разговаривают только местные, выросшие здесь. Многим знакомым детишкам, приехавшим сюда лет в 15-17 о таком выговоре просто мечтать, ну а для меня он вообще недостижим. На Рову это впечатления не произвело, а вот я да, впечатлился моментально. А дядька тем временем продолжал:

— У вас совершенно чудесная собака, очень красивая! – Тут меня упала челюсть и закатилась под желудь. Рова продолжал пасти, а тип все не унимался:

— Нам с моей дочкой пес очень понравился, он такой большой и степенный (да, мы, кабаны, ленивые пока цель не видим). – Может быть это не очень удобно, дочка очень хочет его погладить, если Вы и ОН!!! не возражаете. Я ей сказал, что сначала надо спросить разрешение, потому что не всем это нравится, когда их гладят без спроса! Я бы тоже погладил с удовольствием, но ВИЖУ, ЧТО ПЕС БУДЕТ ПРОТИВ. А дочке можно?

Дар речи у меня исчез вообще, я даже взмычнуть не попытался, просто кивнул. Похоже и Рова уже начал проникаться, хотя мужика пасти не перестал. Я шепнул Рове в лохматое ухо по-Привозски, чтобы он даже не думал идти на войну, а папа в это же время сказал дочке по-немецки, чтобы она не спеша подошла и погладила собаку.

Держа Рову за ухо, я продолжал офигевать с происходящего: девочка меееееедленно так, прямо со стороны глаз подошла к Рове, спокойно протянула к его носу руку, чтобы он ее понюхал. Рова понюхал, не нашел там ничего вкусного и отвернулся. Девочка погладила его по голове, аккуратно так, совершенно спокойно, потом подняла ему челку, открыв глаза. Рова зажмурился, а девочка, продолжая спокойно поглаживать моего кракодила, повернулась к папе:

— Я же тебе говорила, что эта собака меня не укусит. Он большой и красивый, такие собаки ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ никогда не кусают!

— Да, ты была права! – Папа улыбнулся, — пойдем, нам пора. И собаке тоже пора, она же гуляет!

Девочка попрощалась отдельно со мной, отдельно с Ровой и они, обойдя нас, пошли на лесную полянку к другим резвящимся там детям. Ну а я залип еще надолго, все это переваривая, подбирая челюсть и все остальное, что выпало. В лесу этом детишек так воспитывают, или откуда она все это знает?

Ну и неловко как-то за мысли свои первоначальные. Языки пойти учить, что-ли? Надо только выбрать: арабский или все-таки китайский?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *