Когда-то давным-давно в Германии был всеобщий орднунг. Все ходили строем, в ногу, пели марши, и пили пиво по-команде. В те далекие времена, как, собственно, и сейчас, невозможно было построить дом на несколько квартир, если каждой из квартир не полагалось минимум одно парковочное место или, что правильнее, гараж.
Машин в те времена было мало, и купить свободный гараж было довольно просто, ибо предложений хватало. Потом с этим стало чуть сложнее – именно в это время я задумался, и купил себе еще один гараж. А вот сейчас с этим уже реальная проблема – орднуг испарился, все перестали ходить в ногу, пьют пиво, когда хотят, гадят в воздух и кладут на грету. Жить стало лучше, жить стало веселее, поэтому все понапокупали себе кучу машин, а гаражиков больше не стало. Ессно, найти теперь свободную парковку ближе к вечеру – занятие не для слабонервных. Это было перди-словие.
Ну и собственно словие: вывез сегодня Рову в поля. Он носился, как заряженный снаряд, нарезая круги по полю, аки лесной олень, пробегая от меня в такой близости, что меня практически сдувало. Я боялся пошевелиться, потому как понять, в какую сторону отскочит это чудище в последний момент, было ирреально. А ошибиться тут нельзя, иначе вместе с чугунной башкой Ровика в меня вонзится еще и большой, злобный волосатый писец (старинное название южнорусской овчарки до того, пока ее вывел Фальц-Фейн).
Погуляли, в общем, до лапоотпадания. Заезжаю я в наш закрытый подземный гараж, который выглядит как длиииииииинннная труба с закрывающимися боксами справа и слева. Вывел Рову, накинул поводок петелькой на ручку соседнего гаража. Поводки у нас старой работы: мощная кожаная плетенка-косичка с плоской ручкой из куска кожи. За ручку эту собаку привязывать нельзя – она не предназначена для привязи, и при любом сильном рывке сразу лопнет. Но Рова не умеет охранять, он КС не проходил, поэтому с поводка может рвануть лишь если собаку какую злую увидит. Я так оставлял его довольно часто, пока машину в бокс загонял, и до сегодняшнего дня все люди оставались целы и невредимы (ттт).
Сидит Рова с накинутой на ручку петелькой поводка, как статуэтка, ждет. Я загнал машину в бокс, и пошел за собачьей консервой в другой свой гараж, который находится чуть глубже, в смысле дальше. Краем глаза замечаю пару разгуливающих по гаражу и пытающихся смотреть внутрь боксов каких-то толстых дядь с бритыми черепами и черными бородами по самые их выступающие груди. Один из перебирал крупные четки, второй просто ходил рядом. Сама картина была довольно странная – у нас таких жителей нет, гараж закрытый, и как они туда всосались – не понятно. Говорили они между собой на какой-то странной мове, ну да и хер бы с ними.
Открываю гараж, пытаюсь вынуть из большой коробки пару банок собачьего счастья, как слышу в спину с дичайшим акцентом трудноразберимое:
— Э! Твой гараж?
Не отвечать на вопрос не вежливо, поэтому я и не отвечаю.
— Ты савсем глюхой? – Прямо начал закипать первый голос. Я взглядом поискал чудесную монтировку, которая на раз расколола бы эту лысую башку, как хороший абу-дабийский арбуз, если они там есть, а тут как раз вступил и второй, тот, че-четочный:
— Пачиму у тебя дыва, а у миня ниодного? Нэсправедлыво. Прадай адын!
— Да запросто! – Мне уже стало интересно: гараж подземный, ничего не слышно, практически не видно, а значит без свидетелей – Лям и гараж твой!
— Сыколька? – В унисон спросили два лысых бородатых брата-акробата
— Ты спросил, я сказал: лям и гараж твой. Нет денег? Тогда досвидос, иди и копи!
И вот тут по-идее должно было начаться самое интересное, как вдруг оба лысобородых заткнулись и обернулись: сзади стоял Рова. Он не рычал, не кидался, вообще ничего не делал, просто стоял и дышал им в спину. На полу болтался поводок с ЦЕЛОЙ петлей-ручкой – Рова первый раз в жизни просто взял и сбросил ее носом с ручки гаражной. И просто совершенно бесшумно подошел. И встал. И смотрел.
Кусаться Рова действительно не умеет, ну так, чтобы взять правильно, тряхнуть сильно и по-месту, выбивая дурь и потроха. Поэтому он просто стоял сзади. Одно только было плохо – взгляд Ровы стекленел с каждой секундой, и сам Рова становился как заряженная пружина.
— Оба заткнулись и замерли! — Сказал я тихо-тихо слегка офигевшим боро-дабушкам. – Как только беру его за ошейник, быстро съеблись отсюда!
И радостным шагом подошел к Рове. Дальше классика – беру за ошейник, Рова прыгает так, что реально чуть не сносит меня с ног (откуда сила? Он же мотался с пол-часа, аки Феррари по гоночному треку), двойка растворяется в воздухе, теряя четки, как будто джин снова всосался в свою лампу. И все это происходит в абсолютной и полнейшей тишине, ни звука, ни рыка, ни гава!
Но это все фигня, а не фигня вот что: когда после прыжка Рова встал всеми лапами на гаражный пол, это снова была радостная веселая собака, тычущаяся носом в консервную банку, виляющая хвостом и спрашивающая, когда же будут кормить? Как будто и не было никаких напрягов абсолютно.
Теперь пытаюсь понять, что они в эти консервы кладут, что они даже через упаковку так веселяще действуют? Мож и мне на них перейти? Тогда снова улыбаться начну, хвостом вилять? 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *