Поехали сегодня с Дарькой погулять в новых местах. Заезжаю на стоянку, пристегиваю поводок. Дарик выпрыгивает из багажника, как вдруг звонок в телефон.
Каюсь, отвлекся и прощелкал — слышу дикий и страшный рррррык. Вздрагиваю, подтягиваю Дарьку к себе и напрасно: Дарька ж золотой мальчик, он просто так никого не обижает, не то что Рова. Перед нами стоит юная бесповодочная французская бульдожка, и лает так самозабвенно страшно, что и морда ее, и все вокруг на метр уже в слюнях и пене.
— Не бойся маленькая, я тебя не трону, ну разве что трахну! — Потянулся к жутко злой собачке Дарик, виляя хвостом так. что я забеспокоился за его попу — как бы не отвалилась.
Бульдожка попятилась, лай ее превратился в хрип, как будто ее уже подвесили на люстре.
В этот момент я увидел вторую небольшую бесповодочную собачку, похожую на обсмоктанную болонку, которую отдали на тренировку слепым парикмахерам. Болонка, как и положено шавкам, утробно рыча, заходила по большой дуге в зад ничего не подозревающему, хвостовиляющему дружелюбному Дарику.
— Эй, стоять! — Рявкнул я на вторую собачку, но ей реально было пофиг. Эта парочка работала слаженно, как профессиональные уголовники: один отвлекает, другой вынимает кошелек. Дарик потянул поводок к бульдожке, вполне себе дружелюбно, амплитуда хвостовиляния резко усилилась. Бульдожка отползла еще дальше, хрипя и выкатывая глаза. Вторая шавка уже открыла пасть, чтобы цапнуть Дарю сзади…
И тогда я гавкнул! Прямо в открытую шавочную пасть. Не, конечно можно было попытаться отбросить ее с ноги, но не факт, что тогда обошлось бы без последствий для собаки. А так…
От неожиданности шавка грохнулась на землю, сходила под себя и, визжа, как будто уже ее распополамил трамвай, мигом скрылась в близлежащей посадке.
— Не бойся, мои собаки ничего не сделают! — Я обернулся на голос: ободранная тетка в ободранной куртке и в волосах, как будто она тоже побывала у тех же слепых парикмахеров, куря сигу, разговаривая одновременно и со мной, и по телефону, вялым взглядом лишь проводила сваливших в даль собак. Дарик разочарованно посмотрел на меня.
Я в легком бешенстве подрулил к даме. Видать, на лице у меня было много чего написано — дама отбила звонок, затушила сигарету и уставилась на меня.
— Слышишь, ты, собаковладелица конченная. Мне похер, что твои собаки «нам ничего не сделают». Моя собака сделает. Ты чего, вообще не врубаешь — один удар челюстями пса весом в пол-центрена и твоя собака в лучшем случае инвалид!
— А, ты об этом! — Тетка беспечно махнула рукой. — Ну да, ну может и так случиться. Ну значит у нее такая судьба, что ж тут поделать?
— Ты вот это сейчас серьезно? — Я слегка подобалдел. — Может быть все-таки проще взять собаку на поводок и не подпускать к другим без спроса?
— Еще чего! — Возмутилась тетка. — Собачкам ведь тоже вольно побегать хочется. Нельзя их свободу ущемлять, тем более, если они не кусаются, как некоторые! И она с ненавистью посмотрела на стоящего рядом Дарика
Мне интересно, тут в воздухе распыляют чего или это психбольницу распустили? Второй раз уже подобные разговоры за совсем небольшой промежуток времени 🙁

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *