Дарик и хась

Собираюсь на вечернюю прогулку, и думаю, кого из зверей взять с собой первым. Пока размышлял, Дарик уже построился, возле двери и сделал выбор за меня. Выползли на улицу, времени – первый час ночи. Людей вообще никого, только морозец и сугробы везде, подтаявшие слегка, но еще крепятся и держатся конкретно.

Дарик идет медленно, нюхает разную почту на снегу и деревьях. Он на рулетке, чтобы ориентацию не терял (в хорошем смысле этого слова): днем с видимостью у него получше, а вот когда темно, он может запросто двинуть куда-нибудь в столб или в забор. Я тоже не спешу, мне же еще гулять два раза, куда спешить? Иду, на звезды смотрю – красиииво так, полный расслабон.

Вот так, не торопясь и не напрягаясь, заходим мы в большой местный парк. Еле-еле журчит небольшая речушка, тихонько шуршат деревья, тишина и благодать. Вдруг (не, ну как-же без этого, а?) я слышу такой утробный рык, потом крик, а вслед за ним вижу, как метров за 100 на нас летит какое-то чудище, хотевшее быть похожим на хаски. Их тут три таких живет в округе, Рова ненавидит всех трех, с одним даже сцепился в детстве. И в основном, эти песики, слыша Ровкины позывы на пообщаться, обходят нас за тридевять земель. Но то же грозный Рова, а тут совершенно не лающий спокойный Дарик.

Хась несся на нас, как хорошая немецкая овчарка на пуске в лобовую. И как у НО на пуске, за ним болтался длинный поводок. Зверь прижимал голову к земле, и мощными толчками летел в нас. Я совершенно инстинктивно даже тренировочный рукав ощутил, и почти примерился его принять так, чтобы шею не сломать. Аж интересно стало, да и куртка моя позволяла повеселиться. Вот только одна проблемка обрисовывалась – хась и не думал метить в меня, он нацелился в Дарика. Плотно так и весьма конкретно.

Расстояние стремительно сокращалось. Хась бежал в Дарика, хрипя и лая на ходу. За хасем бежали и нежно орали ему вслед мужик и тетка:

– Вуечко (или как его там), постой. Нельзя! Иди к нам!

Озверевшему шавкУ было пофиг – он шел на дело, и собирался разобраться за все моральные дистанционные обиды, которые нанес ему Рова. Или жизнь. Или еще кто.

Дарик уже заметил врага и расставил ноги пошире — он собирался драться! Мне только этого не хватало – чтобы мой старый пес сцепился с молодым и наглым шавком. Этому гаденышу было года 2-3 от силы и он хотел крови. В свете фонарей блеснули горящие глаза и оскал. Вот тогда я заорал на летящую к нам собаку. Да, крикнуть я могу так, что обосратушки случаются не только у собак. Похоже, в этот раз звук подействовал на хозяев куда больше, чем на их собаку. Они очень очень добавили газу, насколько могли конечно, но все еще были далеко, а вот хась же очень удивился. Не, не испугался, а именно удивился. Собачечко ж немецкое, видать, было воспитано исключительно на ПП и эти буквы означали совсем не «получить пи$дюлей». Оно не знало, что так можно, поэтому замедлило ход и остановилось, продолжая смотреть на Дарика, рычать и скалиться, одновременно кося на меня и какбэ недоумевая — шо это было такое невиданное? Разве ж можно так кричать? Зеленые и вся очередная плесень будет очень недовольна.

— Что, ссышь, сучечко? — Я попытался зацепить собаку взглядом, но разумное жЫвотное решило, что ну меня нахер. Продолжая скалиться и засунув свой хвост в жопу, оно стало обходить нас по дуге, вполне разумно закручивая и заходя Дарику за спину со стороны хвоста. Участок парка, где мы встретились, был довольно скользким, рядом текла речка и снег подтаял за день, а к ночи превратился в хороший такой лед. Хась двигался от меня к Дарику. Еще чуть-чуть и он зашел бы так, что мы все находились бы на одной прямой – он и я, а между нами Дарик, отличная и незащищенная цель. Дарик тоже крутился – он собирался встретить врага грудью. Блядь!

Хаскоговновладельцы приближались, поэтому лай и хрип шавка с каждой секундой становился все громче и свирепее. Я крикнул людям, чтобы двигались не к нам, а от нас и быстро, зовя свою мудопсину к себе, но какой-там? Они явно перепугались, и бежали спасать свою собачечку: впереди мужик, конкретно отстав от него – пышная тетка.

Видя это, хась поджал задние лапы, оскалил пасть и собрался было прыгнуть, но не успел – я дернул Дарика к себе и резко ударил хася ногой сбоку. Дарика я дернул совсем чуть-чуть, он стоял на льду, как и мы все. Резкий рывок мог песу мою уронить, а для старой собаки это совсем не есть гуд, как говорят французы. Мне надо было, чтобы хась отвлекся на движение Дари и не заметил, как ему прилетит в плечо – стандартный фокус, когда надо научить собаку быть внимательной и не разрешать себя бить. Но учить его пусть будет кто-нибудь другой и не в этот раз.

Все было хорошо. Бы. Если бы Дарик не был южаком. После слабого рывка поводка он подумал, что мы собираемся бежать, поэтому стал несогласный и попер на хася. Я, ессно, этого никак не ждал – обычно Дарька совершенно спокойно реагирует на чужих лающих собак. Моя опорная нога поехала по льду, и удар по хасю получился ни разу не сильный. Но есть все-таки справедливость в этом мире – хась увидел двигающего на него Дарика, дернулся взад и моя нога вместо жесткого удара в плечо, влепила ему легкую пощечину снизу в челюсть.

Получилось совсем не больно (к моему огорчению), но очень обидно и громко – зубы шавочкины лязгнули, собачку повело в сторону, лапы на льду разъехались, и он с жутким от неожиданности воем, безуспешно пытаясь зацепиться хоть за что-то на пологом снежном склоне, съехал в речку.

— Что вы такое делаете? – Подбежавший к нам, запыхавшийся большой мужик с ужасом смотрел то на меня, то на воющего (о, как они воют) хаски, бултыхающегося и пытающегося встать на лапы в речке глубиной сантиметров в 30.

— Да к сожалению получилось не то, что хотел – тихо проговорил я, глядя на пытающегося выбраться на берег подальше от нас хася.

— Собакам надо давать играть! Ваш сегодня не лаял, они бы познакомились и все. Какое вы имеете право…

И вот тут я закипел. Меня редко что выводит из себя, вот только если дело не касается моих собак. Почему-то так получается, что чем старше и беспомощнее становится собака, тем гнуснее на нее наезды – так было с Дэллом, с Булкой, сейчас вот с Дариком

— Моей собаке почти 14 лет, — зашипел я мужику в лицо. – Я сам буду решать, с кем он будет играть, а с кем нет. Познакомиться, говорите? Поиграть? Да не вопрос. Подождите меня минут 20, я сейчас приведу собаку, которая обожает играть и знакомиться. И гавнишку вашу из шкуры вытряхнет, да и вас полюбит по-всякому. Хотите? Подождете??? Мы быстро!

— Да как вы смее.. – начал было мужик, но я перебил его— Держите свою собаку крепко на поводке, потому что вы можете вернуться домой как минимум без собаки. – И показал глазами на выбравшегося на берег хася, отряхнувшегося и приближающегося к нам. Он был похож на старую линялую половую щетку, хвост у него по-прежнему был в жопе, зубы скалил, но уже близко не приближался. Вид при этом у него был жалкий прежалкий, но останавливаться он не собирался ни разу, четко выпасая Дарика.

Мужик повернулся ко мне, чтобы еще что-то сказать, но тут прибежала тетка, которая, видимо, слышала наше общение.

— Так, все! Ша! – запыхавшись громко сказала она и уже мне – Извините нас пожалуйста, он вырвался, и мы не успели его поймать!

— Бывает! – Уже спокойно сказал я. – У всех бывает, не вопрос. Но вот именно с этой собакой (я показал на Дарю) нам такие развлекушечки вообще не нужны.

Дарик продолжал стоять, широко расставив лапы, задрав хвост на спину и опустив голову. Я обнял собакина и тихонечко потянул за поводок – было холодно, и нам было пора. Хась снова пошел за спину Дарику, и я крикнул мужику, чтобы он меньше говорил, а взял наконец-то свою собаку, потому как второй раз я уже точно не промажу. Мужик попытался снова что-то возразить (о, немцы, любители поговорить), но женщина подняла руку и говорун заткнулся. Он подошел к мокрому хасю, взял его за поводок и… как и следовало ожидать, хась бросился на Дарика. Я закрыл песку собой, но мужик оказался проворнее и рухнул на хася. Хась опять поскользнулся, рухнул под мужика, дико взвыл и заклацал зубами. Через секунду взвыл уже мужик. Взвыл, но шавку свою не выпустил, что делает ему честь, а хасю неполоманную жизнь.

Чем закончилось это барахтанье – не в курсе. Очень хотелось подойти и спихнуть эту сладкую парочку в речку, чтобы остыли оба. Но вместо этого я увел Дарика через парк домой, затем схватил обрадованного Рову, и под горькие страдания Юрина, мы двинулись заре навстречу – в парк, знакомиться с хаски поближе, как хотел его хозяин.

Нет. Не встретились. Не повезло. Но не последний же раз гуляем, правда? Вот только рассчитать бы правильно, когда перестать кормить Рову перед встречей. Голодные Ровы, они особенно добры и к собакам, и к людям, и к шавкам вот таким на старичков наезжать резвым.

ЗЫ. Пошли погуляем вместе с Дариком. Три минуты. Просто так. Просто Дарик.

Юрин. 10 месяцев

Jurin-10-mesyazev
Jurin-10-mesyazev

Завечерело. Одеваюсь на вечернюю прогулку с собаками. Процесс этот, надо сказать, ни разу не быстрый, ибо кукуха у погоды слетела напрочь: ранним утром -1, днем +19, вечером +2 с небольшими отклонениями. Собакам пока хорошо, шуба всегда при них, а вот мне приходится держать весь арсенал гулятельных шмоток в боевой готовности и в зоне досягаемости. Шмоток много, места жить все меньше и меньше, а убрать лишнее зимнее пока не получается — холодно же. Иногда.

Собаки уже нетерпеливо снуют туда-сюда, какбэ намекая, что пора уже. Я влез в один кроссовок, подтянул ногу аки цапель, чтобы завязать второй. Уже почти приступил к процессу, как вдруг тирлинькнул телефон, лежавший рядом на комоде с обувью. Я знаю, почему у цапель нет сотовых телефонов: потому что, когда стоишь на одной ноге, другой очень неудобно телефон этот включать. Но я отвлекся, на телефон в смысле. Потянулся, чтобы посмотреть, кто это ко мне ночью забрел, как вдруг получил такой четкий тычок в коленку ноги, на которой громоздилась вся зыбкая конструкция меня. Проделано было так удачно и конкретно, что я почти рухнул, запутавшись в не зашнурованных кроссовках, и налетев всей тушкой на комод. Удержался лишь чудом, точнее не чудом, а кончиками пальцев, едва застыв, раскорячившись как йожык, на которого так же вдруг и неожиданно приземлился Боинг.

— ЮРИН, БЛЕАААААААААААТЬ!!!!! – Заорал я нечеловеческим голосом, пытаясь обернуться назад, откуда прилетело! – ТЫ ЧЕГО ТВА… продолжить я не успел, потому что вдруг на меня наехал поезд. Или бульдозер. Или фура какая-то сверхтяжелая. Меня снесло как пушинку, удар был такой силы, что все мое шаткое равновесие тут же закончилось, и я улетел в обувь.

Тапочки, ботинки, кроссовки, сапоги и все что там стояло, очень удивилось и разом вышло из шкафа со мной познакомиться живьем, причем с теми частями тела, на которые оно обычно никогда не одевалось.

Когда свет в моих глазах снова включился, я увидел перед собой радостную морду Юрина, вылизывающую мне лицо:

— Я здесь! – Радостно прыгал он вокруг не переставая лизаться. – Смотри как я быстро пришел! Правда, я же хороший, да? Кста, а чего звал? Чего у тебя вкусненькое есть? – И уселся прямо на меня, лежачего, умудряясь при этом еще вилять хвостом.

Сказать что я охудевился – ничего не сказать. Медленно повернул голову туда, откуда мне в позе цапли прилетело в первый раз. Там стоял радостный Дарик, вилял хвостом, крутил башкой, примериваясь, куда бы еще меня боднуть, и укорял, спрашивая, когда уже гулять-то пойдем и сколько можно валяться в башмаках?

Южаки, такие южаки…

ЗЫ. Юрину 10 месяцев сегодня. Юбилейчичек у веселой бодательной собачки. Вот думаю, с днюхой его поздравлять, или с днем военного? 🙂

Пушистый зад

Это был один из последних теплых осенних деньков года. В окно ярко светило солнышко, вместе с солнышком туда же лез какой-то зудящий звук, вымораживающий мозг_ и не дающий сосредоточиться на работе.

Раз работать не получается, взял я своего Тяни-Толкая, в смысле Дарика с Юриным_ и пошел на внеочередной выгул. Действительно, на улице было здорово. Вымокшая насквозь листва перестала уныло валяться, вместо этого она уверенно подсохла и радостно шуршала под ногами. Тут же обнаружился источник звука – это коммунальщики, не наши, каждодневно убирающие мусор и ветки, а какие-то чужие, в огромных количествах и зеленых куртках с оранжевыми касками, чистили все вокруг. Вот представляете – заходите вы в лес, а там по дорожке едет большущий такой пылесос, точнее листьесос.

Люди пилят сухие ветки, тут же дробят их в щепу, но главное, конечно, листья. Их насыпалось просто огромное множество куч, столько, что пыле, тьфу, листьесос захлебывался регулярно и катался выблевываться к скучающему на опушке грузовику.

Дарик шел посреди прочищенной дороги медленно и с достоинством, всем своим видом какбэ говоря – вот как надо встречать настоящего Государя этого леса. Ну а Юрин… Щенок совершенно одурел от счастья. Он прыгал в кучи листьев, барахтался там, кувыркался, поддевал их носом и гонялся за ними всеми сразу. Я отпустил его с поводка и на протяжении всего нашего лесного пути лишь изредка видел мелькнувший из очередной кучи листьев кончик его собачичего хвоста или кусочек уха.

Уже почти на выходе из леса, взял совершенно счастливую, абсолютно черную и такую же радостную собаку на поводок – мы выходили на дорожку, по которой ходят люди, а Юрин в своем счастье границ не знает и запросто может запрыгнуть на ручки к какому-нибудь двухметровому дяде.
Первой лЮдей на дорожке оказалась злющая презлющая немка. Она ругалась себе под нос, и все время оборачивалась в сторону перехода между жилыми домами и лесом. Оборачивалась и чем-то грозила, отряхиваясь. На нас она даже не взглянула, поэтому мы вздохнули и отправились в неизвестность.
Дорога в неизвестность блестела. Асфальт рабочие оттерли, листья лежали аккуратными огромными кучами по обе стороны от нас, томно вздыхали и ждали, когда же их уберут. Вокруг группками работали люди, и вид этих работающих людей делал жизнь еще прекраснее.
Юрин же, наблюдая рядом такую красоту, аж зажмурился от счастья, затем заголосил, требуя продолжения банкета, свободы и уныривания в ближайшие листья.

— А вот фиг тебе, скотинка неугомонная! – Сказал я тихо вновь разыгравшемуся щенку. – Люди работали, старались, а ты сейчас за секунду тут все снова по лесу разбросаешь! И взял Юрина покороче.

Мы прошли еще несколько шагов, и тут я увидел ЕГО. В переходе стоял афро-немец. Или афро-африканец. Или как там их еще толерантно сейчас зовут? Негр в общем. Преклонных годов, в такой же зеленой форме и оранжевой каской на голове. В руках у него был… опа. Дожили. А ведь я не знаю, как эта штуковина по-русски называется – хрень такая аккумуляторная с трубой, которая сильно дует на листья, собирая их в кучу. Листьедув? Листьевысос? На незатейливом немецком оно зовется дующим прибором (устройством). Ну не суть. Думаю, понятно что это такое было.

Удивляло, что все работали группками, минимум парами, но этот герой был совершенно один. Вот я тоже так удивился, что чуть подотпустил рулетку. Юрин тут же дотянулся до края ближайшей листьекучи и поддел ее носом. Несколько листиков радостно взлетели в воздух, но я быстро выбрал рулетку и подтянул Юрина к себе.

Мы уже почти вплотную подошли к стоявшему посреди дороги рабочему. Он смотрел на веселого Юрина, и так же весело улыбался.

Вдруг… я не знаю, что попало в его афрокожую голову, но он направил дуло своего листьесоса на Юрина и нажал спусковой курок. В переходе, его мать! Не, может он хотел подыграть собачке, может хотел порадовать ее легким ручейком из листиков. Но вот беда — силу своего дуя он нихрена не рассчитал.

Или палец бойца дрогнул, или там что-то сломалось, но прибор дунул в нас со всей своей приборьей дури. Мощнейшая струя листьев и воздуха накрыла нас с головой, я ослеп и охлох в секунду. От неожиданности я не успел поставить рулетку Юрина на предохранитель, и мой песик наконец-то дорвался до свободы.

Отплевываясь и выковыривая листья из всего, куда они могли только попасть, я попытался спросить черно-зеленого рабочего, не офигел ли он с такими шутками, и почему до сих пор он не выключил свой всос – листья продолжали летать по всему переходу с такой же силой, как и вначале. Краем мозга стало понятно, почему ругалась та немецкая бабка, когда выходила из перехода, но легче не становилось.

— Быстро выключи свою дуйку! – Уже зло заорал я на работягу. Хренассе шуточки на самом деле!

Поток листьев в этот момент отодвинулся от нас чуть подальше. На секунду я прозрел и… лучше бы я этого не видел. Передо мною в застывшей позе Апполона Бельведерского, только слегка подохуевшего, стоял совершенно белый афронегр. В его руках не было ничего, зато чего было в пасти у Юрина. Он носился с этой включенной аккумуляторной хренятиной на всю длину рулетки, жевал вкусную мягкую ручку агрегата, мотая им из стороны в сторону. Спуск дуйки этой, видать, утопился на постоянную работу, и прибор в зубах Юрина старался вовсю.

Через несколько секунд все собранные кучи вокруг нас превратились в ковер из желтых листьев высотой где-то в полметра. Девственная такая картинка, как никто и не работал.

— Юрин!!! Плюнь сейчас же!!! – Заорал я!

— Да пожалуйста! – сказал Юрин и разжал зубы. Пушка плюхнулась на землю. Видать, от удара автомат, прижимающий спуск, выскочил и адское действо вокруг нас изволило заткнуться.

Я огляделся вокруг: мы втроем были с ног до голов перепачканы листвой, землей, какими-то веточками, сучками и пылью. С одной стороны. А с другой — от свежей, идеально вычищенной дороги не осталось вообще ничего – везде валялся разлетевшийся мусор и листья. Вишенкой на торте в придорожной грязи судорожно молчала заткнувшаяся листодувка.

— Ладно, в расчете! – Сказал я, и провел собак через переход прямо к дороге, мимо так и не пошевелившегося, совсем окаменевшего рабочего.

С нами поравнялся совершенно новехонький двухместный кабриолет ярко, даже жгуче красного цвета. За рулем сидела дама средних лет, а из динамиков между двумя взрыкиваниями мощного мотора, громко донеслось Глызинское (боже, неужели это кто-то еще слушает):

— Зимний саааааад, зимний саааааад!!!

— У меня пушистый зааааад! – В тон Глызину пропел Юрин, а потом ткнулся теплым мокрым носом мне в руку.

— Чего тебе, бандитто маленькое? – Отплевываясь от всякой гадости во рту, спросил я.

Юрин забежал вперед, развернулся, стал на задние лапы. Передние он положил мне на плечи и глядя прямо в глаза сказал:

— Теперь я совершенно точно знаю, какую чудесную игрушечку ты подаришь мне на Новый год! – И лизнул меня в нос.

Пушистый зад
Пушистый зад

Рова — лев

Сижу дома за компом, работу работаю. Вдруг подходит Рова и начинает ласкаться. Рова – суровый мужик с Привоза, он вообще не любитель таких неожиданных нежностей совершенно. Я тоже удивился и.. ну раз собачка сам пришел, я взял расческу и решил его немношк почесать.

— Эх! Я к тебе со всей душой, а ты вон чего! – Грустно вздохнул Рова, и улегся рядом.

Чешу я Рову, только ость чуть-чуть на спине-груди и шее начесал «набил», как пес просится на улицу. Может и обманывает чтобы не чесаться, а может потому и ласкаться пришел что на улицу хотел, а я не реагировал? Дома ведь тепло, на улице холодно, собы много пьют, всякое ж случается.

Шерсть уложить я не успел, она осталась торчать прочесанная в разные стороны, да так, что Рова, сам по себе ни разу не маленький, стал похож на льва с огромной гривой-воротником.

День яркий, солнечный, холодный. Открываю входную дверь дома, Рова выходит на крыльцо и красиво так, картинно потягивается. Я не спешу, пусть песе тоже удовольствие какое-никакое от прогулки будет, не в армии же он.

Мимо крыльца нашего дома идет пешеходная дорожка из района к автобусным остановкам в одну сторону, и в лес в другую. Вижу, как по дорожке, уже почти поравнявшись с крыльцом, идет совершенно немецкая семья: стройный папа в пальто, лет 30 – 35, ведет за ручку маленькую девочку лет 8. С другой стороны от девочки идет мама, крупная такая. У мамы через плечо конкретная сумка-баул, а в руках она тащит за ручку большой дорожный чемодан на двух колесах. Людей этих я не видел никогда, но может они в гости к кому из соседей приехали? И вот еще эта мама с чемоданом…

Дверь нашего дома, большая такая, на доводчике. Она почти уже закрылась после того, как мы с Ровой вышли, но я все-таки успел ее придержать, чтобы не закрылась наглухо. Уже и раскрыл рот, чтобы спросить, надо ли семейству войти внутрь, как вдруг услышал на чистейшем русском:

— Какой же он совершенно охуительнейший!!!

Я аж обернулся, чтобы понять, кто это сказал, но кроме семейства рядом не было совершенно никого. Девочка встала как вкопанная, вытянув руку и показывая на Рову указательным пальцем. Ее нижняя челюсть просто отвалилась, а взгляд был прикован к Рове наглухо. Говорила она.

Папа с мамой тоже остановились, в этот момент девочка отмерзла и повернулась к маме:

— Мам, блядь, ну когда уже ты купишь мне собаку???

Мама поставила чемодан и выпрямилась. Она тоже смотрела на Рову не отрываясь, но обращалась к ребятенку:

— Не, ты прикинь, сколько же оно ЖРЕТ???

— И срёт! – Добавил папа, тоже глядящий на Рову.

В этот момент отмерз и я. Те слова, которыми я хотел спросить у семьи, нужно ли им внутрь, наконец достигли рта, но переключиться на русский от неожиданности не успел. Поэтому дальше весь разговор шел на немецком:

Я:.
— Wollen sie reinkommen? / — Вы хотите зайти внутрь?

Мама:
— O nein nein, Danke! Was für ein wunderschöner Hund!!! / — Нет нет, спасибо. Какой красивый пес!!!

Дочка:
— Wie ein Kuschelbär! / — как плюшевый медвежонок!

Папа:
— Ein riesigeeeeer Eisbär / — Огромный белый медведь.

Вся семья неотрывно смотрела на Рову, хотя и разговаривали, вроде, со мной. Я тоже посмотрел на Рову: ему все это было откровенно похер, и он хотел гулять. Но да, при этом он был очень большой и красивый в лучах вышедшего солнышка. Поэтому я отмерз еще раз, и сказал уже на всем понятном великом и могучем:

— Ну да. Он совершенно ОПИЗДЕНИТЕЛЕН!

В семье возникла пауза, а мы с Ровой спустились с крыльца и пошли по дорожке. Уже возле самого входа в лес я обернулся – троица с чемоданом застыла на том же самом месте, и ни слова не говоря, лишь удивленно переглядывалась друг с другом.

Rova-lev
Rova-lev

Дарик на прогулке

Дарик сейчас почти все время спит, поднимается лишь чтобы погулять и поесть. Ему прописали очередные таблетки – помогают они не очень, но иногда ему становится чуть лучше. Вот в такое «чуть лучше» вышли мы поздно вечером погулять.

Я рассказывал как-то — прямо рядом со входом в лес стоит лесная избушка для всех желающих. Там очень часто заседает мОлодежь и пОдростки, потому что в любое время суток там светло и снаружи, и внутри. А еще есть удобства всякие — столы, скамейки. И уже не надо, как нам когда-то, по подвалам и чердакам шариться.

Идем мы с Дарькой и видим, что избушка полнехонька, хотя время уже далеко за полночь. В этот раз компания там подобралась особенно шумная – гремела музка, столы и скамейки были заставлены бутылками и какой-то едой. Вечеринка была в самом разгаре – парни громко орали и ржали, девушки орали потише, ржали так же. Сколько их там было – без понятия, ну человек 12-15 точно. И всем им, похоже, было очень хорошо и весело.

Прямо напротив этой избушки, через дорогу спилили несколько подозрительных деревьев. Тоже как-то рассказывал — несколько лет назад, детишки из соседней земли поехали в детский лагерь в лес. Там случилась серьезная непогода, и сильным ветром свалило дерево, которое убило ребятенка. С тех пор лесники в наших краях шуршат очень серьезно, деревья проверяют на прочность и пилят их безжалостно. Бревен по лесу навалено достаточно, лежат они рядышком друг с другом, иногда образуя между собой такую узкую дорожку.

Вот в одну из таких дорожек между бревнами, лежащими как раз напротив избушки, своим неспешным шагом Даря и направился. С поводка я его сейчас уже не спускаю, потому что ориентируется он хреново, и сам запросто может забрести в какую-нибудь яму, ложбину или реку. А потом он долго и безуспешно будет искать оттуда выход, до тех пор, пока за ним не спуститься и руками его на дорогу не вывести.

В общем, заходим мы с Дарькой в эту межбревенную дорожку и пес мой присел по своим делам. В этот момент громко долбанула музыка и кто-то из юношей что-то весело и так же громко заорал. Я отвлекся на эти звуки, а Дарька в этот момент решил вспомнить молодость, и не выйти по дорожке, как зашел, а просто перепрыгнуть через рядом лежащее бревно.

Бревно это было небольшим, где-то сантиметров 40-45 в диаметре, и у Дарьки перепрыгнуть его почти получилось. Почти, потому что, когда он уже двумя передними и одной задней лапой через бревно переступил, его оставшаяся задняя лапка за бревно зацепилась. Дарька потерял равновесие, закачался и рухнул. Бы. Бы — потому что не рухнул: я уже включился, подставил руки, и успел его поймать прямо в полете.

Вдруг в избушке вырубилась музыка, и моментально к нам подлетела толпа что-то там празднующих. Офигевшие ребятишки окружили нас со всех сторон и наперебой галдели, предлагая Дарьке помощь, какую-то еду. Кто-то даже куртку протягивал укрыть несчастную собачку! Проехать там на машине нельзя, дык ребята тут же сообразили: давайте, мол, мы его понесем на руках к машине, и в ветеринарку отвезем (а ведь пили они в избушке этой однозначно не яблочный сок).

Сказать что мы с Дарькой обалдели – ничего не сказать. Вообще. Это было более чем неожиданно. Даже Дарик, которому сейчас вообще все пофиг, недоуменно поводил носом, разглядывая окруживших его девочек и мальчиков. А у меня в этот момент реально вот подкатил ком к горлу.

— Ребят, спасибо! – Говорю – Я справлюсь. Если вдруг что, сам донесу. Пес старенький, ему гулять лапами обязательно надо.

Дарик действительно очень сильно похудел, так что помощь мне была бы не нужна, но ребята и не думали расходиться:

— Может тогда поддержать его с двух сторон? Ну чтобы он не падал, когда гуляет? Мы с вами вместе пройдемся.

Я уже поставил Дарика на лапы, поблагодарил всех еще раз, и мы тихонечко побрели по дорожке дальше. Отошли уже метров так на сто, но музыка в избушке все не включалась и не включалась. Я остановился и обернулся: ребятишки, только что безумно праздновавшие и оравшие во  все глотки сразу, молча стояли на дорожке и внимательно глядели нам вслед…

Ровер Добрый

Где-то в мае, когда стало понятно, что в доме будет жить щенок, решил я немношк подугасить пыл страшной злой собаки Ровы Лютого, потому как один щелчок зубами может сразу стать последним для неосторожного и незнающего еще ничего в этом мире малыша.

По законам современного жанра тут должна стоять ссылка на семинар тайного знания с номером карты и припиской – заплатите стотыщщмильонов, и тогда я все-равно не расскажу как работать со злыми собаками. 🙂 Но я не в жанре, поэтому ничего такого не будет. И работы особой с какими-то геймпланами и упражнениями тоже не было.

Дело в том, что Ровка очень, точнее безумно зациклен на человека. Его радует то, что радует меня и наоборот. Его вызверы я не поощрял никогда, но и не глушил, потому что собаке, если она не работает на площадке, и вся ее физика — это долгие гуляние по лесу несколько раз в день, надо как-то эмоционально разряжаться. К тому же Рова швырялся в основном только на тех, кто первыми раскрывал рот, да и делал это абсолютно молча.

Вся моя «работа» заключалась в том, что я перестал одобрять 🙂 Ну и приговаривал еще что-то типа: «Эх, Рова Рова…» в момент желаний Ровки раз и членить какую-нибудь особенно злую псявру.

Сначала Рова не понял, потом стал недоумевать, потом приглядываться. И в общем, как-то серьезно подуспокоился. То есть к нам все-равно лучше не приближаться, но если чужой пес миролюбив (коих тут подавляющее большинство), Рова просто перестал их замечать. При этом мы подружились со многими соседскими собаками, и жизнь стала в целом на тему «набить морду» куда спокойнее (ттт).

Ровка довольно равнодушно принял Юрина, но мало того, что принял, позже, когда щен чуть подрос, он стал с ним весело играть и скакать. Затем Рова перестал пытаться убить Дарика. Дарик перестал орать и троллить Рову, так что сейчас Рова спокойно перешагивает через спящего Дарьку, когда ему надо куда-то пройти по своим делам (ттт два раза). Одних я их все-равно не оставляю, но то, что происходит сейчас, еще несколько месяцев назад было невозможно в принципе.

Изменения, конечно, были налицо. Но, признаюсь, до конца я Рове на тему его миролюбивости не слишком доверяю, просто потому что, во-первых, он южак, а во-вторых, скорость перехода этой звериндры из состояния любвеобильного покоя в состояние озверелости – доля секунды. И уж если он пошел, то снять его без просто дырок на чужой собаке (и это еще в лучшем случае) не получится никак.

К чему я это все, собственно? А вот к чему. Где-то час ночи. Гуляем. Рова все-равно на поводке, бредет тихонечко рядом, траффку нюхает (в хорошем смысле этого слова). Вижу впереди группку ребят и, вроде, каких-то небольших собачек, которые мирно возятся друг с другом без всяких поводков. Рова немношк напрягся, но я решил идиллию ребят не разбивать, поддернул Ровика, и мы пошли обходить всю эту толпень по большому такому кругу.

Ребята, видать заговорились друг с другом, и нас не заметили. Зато их собачки, бросив возню, дико заорав, завыв и загаффкав, бросились к нам. В первом приближении я увидел соседского шарпейчика, который младше Юрина на месяц, а рядом с ним бежали такие-же юные два щенка джек расселов.

— Эй, народ, собак своих заберите! – Заорал я, но было поздно. Какой немецкий щен, если с ним не работать специально, вернется по зову хозяина, когда до хозяина уже далеко, а тут рядышком игрушечка?

Хозяева расселов покричали чего-то, но хозяин шарика, похоже, их успокоил. Просто хозяева шарика раньше нас очень боялись, но потом я их приручил 🙂 к Юрину. Зверушки наши, когда встречаются, чудесно возятся и бегают друг за дружкой, правда недолго. А какой посторонний взгляд в час ночи сможет отличить Ровика от Юрина? Правильно.

Я огляделся и понял, что это звиздец – если вдруг Рове чего придумается, у меня нет шансов. Поле ровное, без ничего. Прятать и прижать Рову просто не к чему – чистая травка вокруг. Все это стадо бежит к нам, орет. Рова вытягивается в пружину, я подтягиваю его на ошейнике и понимаю, что все-равно без вариантов: звери подбегут, начнут скакать рядом, конечно Рова кого-то да надкусит.

Опускаю поводок, ласково говорю Рове: «Рова, это дети!». И Ровка реально берет и расслабляется. Сначала в моего псюндру тормозит шарпей, потом со всех сторон радостно, как мячики, начинают прыгать расселы. Прыгают, тяффкают, снова прыгают. Рова поозирался вначале, повертелся, посмотрел мне в глаза. Я понял и… отстегнул поводок. Люди, это надо было видеть!!! Как же они все носились радостно и весело. Ну до тех пор, пока мой лошадк на одного из джеков лапой своей немаленькой не наступил, и юнец снова не заорал, уже по-настоящему. Все разошлись веселые, усталые, один из них прихрамывал, но снова рвался играться. Это был раз.

А вот и два. День. Светит солнышко, золотая осень, на улице +20 и в лесу нашем почти ни души. Снова бредем с Ровкой, он нюхает листики, задирает лапку. Вдруг нам навстречу девочка-подросток лет 15 верхом на красивой такой лошадке. Рядом на уздечке (если это так называется), она ведет коня. Нет, КОНИЩЩЩЩУ!!! Видно, что конь этот — молодой, но он — огромный, мощнейший грудак, хвост шикарный почти до земли. Ножищи такие, что в одну его ногу можно поместить две ноги лошадки, на которой сидела девочка. Башка – ну это надо просто видеть. Какой-то супер-тяжеловоз, тягач, а не конь.

Увидев нас девочка побелела и дернула лошадку. Их трио стало как вкопанное. Мы тоже встали. Дело в том, что Рова ненавидит лошадей. Это у него еще со щенячества, когда один местный конь под неопытной девочкой пытался зарядить щенку-Рове копытом в лобешник, и мы спасались бегством (рассказывал когда-то). При виде любой лошади Рова напрягается, совершенно уже их не боясь, может швырнуться, причем весьма конкретно. Лошади же, в основном, животные пугливые. Выгуливают их здесь чаще всего юные девочки, иногда катают деток, иногда сами. А когда рук не хватает, берут с собой по две или даже три лошадки на одну прогулку.

Я все эти особенности знаю, поэтому Рову близко не подпускаю – не хватало еще, чтобы лошадь понесла, и девочку какую угробила. Но тут мы встретились неожиданно, просто и мы и они одновременно вышли из-за поворота. Ну и столкнулись почти морда к морде.

— Ой, пожалуйста уступите нам дорогу! – Девочка на лошади говорила тихо, дрожащим голосом, сжимая тонкими ручонками поводья! – Они (лошадки) очень боятся собак!

Нам надо было разворачиваться и быстро освобождать место. Я дернул поводок – Рова не шевельнулся, что было неожиданно. Смотрю на пса и офигеваю: Рова сидит на попе, почти как Юрин, развалив лапы по-щенячьи. Его пасть раскрыта, язык вывалился, а глаза… не, глазищи у Ровы стали похожи на чайные блюдца! Он неотрывно смотрел на коня, прямо глаза в глаза. Я тоже перевел взгляд на это чудище — вот если бы Рова родился конем, он был бы точь-в-точь таким же: огромный, широкий, костистый, уверенный, лапы широко расставлены. Ну разве что конь был черным и тихонечко посапывал. А еще… еще у коня был такой же взгляд, когда он смотрел на Рову. Глаза огромные, как чайные блюдца. И удивленные – таких собак он еще никогда не видел. А еще конь, похоже, тоже думал, что, если бы он родился собакой, был бы совершенно похож на Ровку.

Коню стало интересно, он потянулся и сделал шаг к Рове навстречу. Девочка что-то там сверху сделать попыталась, но куда ей было остановить такую гору? Рова тоже поднялся, потянулся коню навстречу. Я удержал его конечно, но конь сделал второй шаг, да так, что девочка, пытавшаяся его удержать, чуть не свалилась со своей, стоящей как вкопанной второй лошадке.

Ну вот и чего делать номер два? В голове моей пронеслись толпы ругательств на тему того, какого хера выезжать «в люди», если управлять зверями не можешь? Конь тянулся к Рове, убегать было бесполезно. Я стал наговаривать Рове всякие спокойствия и отпустил поводок, но так, чтобы все-равно была возможность сбить Рову, если швырнется. Но он и не думал швыряться, потянулся носом к коню, а конь – к Рове. Они стояли так, просто обнюхивая друг друга. Рова вилял хвостом явно дружелюбно, да и конище никаких признаков ярости или трусости не проявлял. Я не знаю, как это у лошадок устроено – хвостом они ведь не виляют 🙂 Но от него такое спокойствие исходило, и любознательность еще. И никакого страха!

Обозревая окресности на тему «куда валить если шо», я вдруг обнаружил, что вот это огромное жЫвотное с башкой, грудаком и лапищами, оказывается не конь, а конячья девочка, лошадка в смысле 🙂 Она явно нравилась Рове, и это было взаимно.

Звери наши постояли так еще несколько минут, вдруг Рова припал на передние лапы, приглашая лошадку поиграть. Лошадка тоже была не против, но против были мы, причем однозначно. Если бы такое копытце на Рову наступило, быть мне без собаки. Уже не говорю про человечью девочку, как бы и куда она летела в случае таких игрушек.

Уж не знаю как, но зверушек мы развели. Рову пришлось тащить почти волоком, он все-время разворачивался и жалобно поскуливал в сторону лошадки. А черная огромная лошадка тоже шла задом наперед, тихонечко ржа и не отрываясь взглядом от Ровки, шла так до тех пор, пока вся их компания не скрылась за поворотом.

Ровка опустил голову до земли и грустно побрел домой, понимая, что вот так выглядела любовь всей его жизни, и больше он ее никогда не увидит. Проезжающая недалеко скорая с сиренами добавила грусти в этот осенний пейзаж, и Рова, не выдержав всех переживаний, сразу свалившихся на его мохнатую голову, горестно завыл…

Женщина, я не танцую

Не успеваю ни писать, ни выкладывать то, что наснималось. А еще не успеваю поражаться тому, как же быстро они растут! Вот же только маленький щенуля был, а уже почти с другана своего ростом.

Тут мы гуляли в самом начале сентября. Прошло ведь совсем ничего, а уже даже на глаз видно — снова вырос. Может кормить Юрина перестать? Но это ж чревато — голову откусит 🙂

Злобный хаски

Сморкалось!

Сворачивались на ночь в тучи последние лучики солнца, отбрасывая лишь странные тени, а луна еще и не думала выкатываться. Это очень нелюбимое время: видно плохо, и в эти часы гуляет мало кто и из нормальных людей, и из нормальных собак.

Но мы — выше предрассудков, поэтому бредем в это самое время по лесной дорожке. Не, ну а кто сказал, что мы нормальные? Кто и когда вообще видел нормального южачиста в последний раз? 🙂

Кста, мы — это медленно трусящий, бесповодочный Дарик, и скачущий по кустам и речкам рулеточный Юрин. У Дарика теперь ритуал – он выискивает самое-самое место для вечернего туалета. Прогулка наша может длиться часами, пока собаченько не найдет, где вкусно покакать, ну а щенуле Юрину это все только по кайфу — можно поплыть за палочкой, можно залезть в целебную горно-речную грязь и вылезти оттуда настоящим ньюфом, у которого из белой шерсти осталось только ничего. Вообще ничего.

И вот, наконец, свершилось: Дарик унюхал место и стал топтаться по нему кругами, желая присесть поудобнее. Дарик бы не был Дариком – уселся он как раз в том месте, где лесная дорога пересекается с дорогой полевой. Между ними речка и только один мостик, то есть обойти это место вообще никак.

А по полю, в сумерках уже почти закатившегося солнца шли трое: он, она и волк! Серые тени, спускающийся туман и сами персонажи делали картинку практически готовым фильмом ужаса: он ел ее.

Наверное, по сценарию был задуман поцелуй, но эрос так насел на уши его, что он перестал себя контролировать, запрокинул голову её, поддерживая двумя руками, и вгрызаясь туда с чваканьем и чавканьем такое силы, что их слышно было куда лучше, чем видно. Она шла, шатаясь, с запрокинутой головой и опущенными руками, уже не сопротивляясь и понимая, что сейчас из нее выпьют жизнь.

К одной из рук вампира был привязан поводок, довольно длинный – метра три-четыре. На другом конце поводка болтался волк. Ну, точнее, хаски, правда довольно странный – высокий, поддернутый, на худеньких ножках и вполовину тоньше нормального хаски.

— Эй, люди, вообще-то у вас есть собачка! – Хась несколько раз приближался к вонзившемуся в нее нему, но получал либо в лоб рукой, либо пинок ногой, после чего жалобно взвизгивал (скорее от обиды, чем от боли), и отскакивал подальше на всю длину поводка. Его не ели, и ему было скучно. Было, но недолго – хась увидел нас.

Нас и правда сложно было не увидеть – белым пятном и вопросительным знаком, к лесу передом, ко всему миру задом, восседал скрючившийся большой Дарик. Пятнышком поменьше и почернее скакал радостный Юрин. И все это прямо перед носом у волчищи, который был обижен на весь мир, и не знал чем заняться.

В свете звезды мелькнул желтый злющий взгляд. Его заметил не только я, Юрин тоже остановил свои прыгания, подошел поближе:

— Ой, собачка! – Юрин радостно завилял хвостом. Он еще не знает, что у этого мира есть зубы и когти. Да и пусть не знает пока, это еще успеется.

Троечка неукоснительно приближалась. Напряженный хась пригнулся к земле и трусил неподалеку от хозяина, явно готовясь к чему-то совсем уже не хорошему.

— Дарик, давай уже заканчивай! – попытался я ускорить пса и убраться с этого пересечения дорог, дав троечке просто пройти мимо.

— Сэр, не не надо меня торопить! – возмутился Дарик. – Во мне еще столько всего, что я должен поведать миру. Или Вы хотите, чтобы я продолжил дома?

И пес, потоптавшись, только уселся поудобнее. Хась же уже совсем не скрывал своих намерений. Он подотстал на всю длину поводка, чтобы разбежаться сильнее, припал на лапы и тек по дорожке серой тенью. Уже совершенно точно было ясно, что своей мишенью этот настоящий серьезный боец выбрал не огромного по его размерам Дарика, а маленького Юрина.

Юрин сообразил, что что-то не так. Задрал хвост на спину, перестав им вилять, и подошел ко мне поближе. Я пристегнул к Дарику поводок и попытался окликнуть вонзившегося в тетку мужика, мол, собачку одерни! Да какой там! Он продолжал доедать ее, уже просто негромко похрюкивающую, высасывая оттуда последние останки. Мир вокруг для него не существовал вообще, ну и тем более мы – нас ведь так просто съесть нельзя, еще и догнать надо.

— Ну вот почему так всегда? – мелькнула мысль в моей голове – Подобное встречается довольно редко, но когда встречается, Рова млеет и отдыхается в садике, а разбираться приходится мне со стариком слабеньким и ребенком маленьким.

И тут же вдогонку другая мысль – если бы рядом был Рова, шансов удержать его, совершенно озверевшего, защищающего маленького Юрина даже от пролетающих птичек, у меня не было бы никаких (разве что бросить поводок Юрина). А ведь Рова просто убьет, драки не будет, не тот соперник. Ну, и оно надо? Собаку ж жалко, а до чавкающего вампира еще добираться и добираться.

— Все что ни делается, все к лучшему, хотя лучше бы оно и не делалось! — снова подумал я. Хасище (ессно, это был кобель), приблизилось к нам, вполне себе чтобы достать, и ринулось в атаку. Две длины поводка позволили ему разогнаться вполне серьезно, и он бросился на Юрина.

Хорошо, что я все-таки немношк с собаками возился. Драк этих на моей памяти и с моими собаками было столько, что для нормальных людей на несколько жизней хватит. Я резко дернул Юрина поводком назад, прикинув, что хаскиного поводка дотянуться до моего щенка не хватит.

Все было бы так, но хась прыгнул с такой силой, что его хозяин, дожевывавший самку человека, просто выпустил поводок. И собаковолчище оказался свободен. Вмиг его голова оказалась там, где только что стоял Юрин.

Не, я люблю собак, но до тех пор, пока они не трогают моих. Поэтому я громко заорал (а голос у меня – тот еще, в армии взводом командовать – это ж уметь надо). И резко, но не сильно ударил прыгнувшего хася ногой под челюсть, чтобы сбить его с линии атаки в сторону. Сначала хотел врезать жестко, но посмотрел на эту худобу и понял, что его запросто можно поломать. А собаку все равно жалко, какой бы идиот и эротоман ни был его хозяин.

Хась улетел в сторону… Про Дарика я совсем забыл. А Дарик не забыл. Увидев развлекушечку, мой, довольно мирный, но громкий пес, почему-то передумал орать, и, раскрыв пасть, подошел ко мне с другой стороны. Точнее он просто раззявил пасть, куда и влетел с моей футбольной подачи нападающий хась.

— Вообще-то я считаю, что применение физической силы – это ниже человеко-собаческого достоинства. Ну и допустимо разве что для такого плебса, как Вы, Сэр! – Высказался в мою сторону Дарик. – Но уж если вы настаиваете… И сомкнул свою пасть! Намертво!

Что-то хрустнуло довольно громко.

— Если у Дарика сломался зуб или еще чего похуже, я сейчас съем эту шкурку собаки! – Озверел я, но мысль моя оборвалась от жутчайшего воя:
-Нахууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууййййййййййййй! – возвопил нечеловеческим голосом собаковолк. А с какого ж ему вопить человеческим? Он же собака – снова подумал я!

Хась влетел в Дарика и сбил его с нетвердо стоящих лап. Дарик же, не думая бросать жертву, тут же взобрался на нее и рухнул сверху всей откормившейся тушкой – лапки ж держат его не очень, но южак есть южак всегда. Правда в этот раз я так и не понял, хотел Дарик его сожрать, как южак, или просто трахнуть, как сейчас модно в этом свете.

— Дарик, Вы с ума сошли? – Удивился я. – Так же нельзя. Сожрите его лучше, не позорьте породу!

— Но, Сэр, — Дарик говорил невнятно, дожевывая ухо хася, – Вы перестали читать современную прессу? Или Ви гомофоб? Тогда две радуги Вам в дом.

Тут я услышал еще один рык – Юрин начал бухтеть рядом, порываясь двинуться к этим разборкам. Его глаза были похожи на блюдца из-под кофейных чашек. Он просто офигевал от увиденного и не понимал, что с этим всем делать.

Хась был куда моложе Дарика, поэтому я был готов в любой момент прийти Даре на помощь тяжелой артиллерией. Но не случилось: Хась вырвался из жестких объятий своего нового южнорусского друга и с нескончаемым воплем умчался в леса. За ним лентой развивался серый поводок, прямо на глазах окрашивающийся во все цвета радуги.

— Дарик! Как ты мог? – С укором я посмотрел на собаку.

— Ну, за неимением горничной, Сэр – Дарик потупился. – да и один раз — не этот самый ас!

На слове «ас» я вспомнил, что вообще-то у хася был хозяин. Вспомнил и оглянулся: хозяин стоял не шевелясь от увиденного. Его рот широко раскрылся, и оттуда выползла вся обслюнявленная она. Ее глаза были такими же, как у Юрина.

Наверное, от моего взгляда, хозяин опомнился:

— Ванья! Ванья! Стоять! – Заорало чудище и ринулось в темноту. Самка человека поскакала за ним, быстро, но молча.

— Твою ж мать! Хась еще и Ванья! – улыбнуло меня. – Следующую свою собаку назову Гитлером и тоже буду орать на весь лес: «Гитлер! Стоять! Жри печеньку!»

Привел Дарика домой и увидел, что вся его пасть в крови. Трясущимися руками полез отмывать – не его кровь. У него только десны кровоточили, а так – даже без царапин: шуба помогла, да южачья наглость еще 🙂

Призовой фонд бойцу ММА был – дополнительная порция курицы и большой кусок бычьей вырезки. А что – заслужил же, я щщитаю. К тому же 13 с половиной лет бойцу сегодня, не вижу повода не отметить 🙂

На фото старенький Дарик свернулся калачиком на старенькой подстилке рядом с передним сиденьем, в моей старенькой собачьей машинке. Все-таки южаки – удивительно компактны.

UPD: Леонид Филиппов — спасибо за знания и коррекцию моего русского языка 🙂

Дарик в машине
Дарик в машине

Дарик — охранник

Грустно смотреть, как стареют люди и собаки. Время, конечно, ссука та еще. Веселый и говорливый Дарик никогда не уходил с поста возле калитки. Еще вместе с Булкой они оторвали защитную сетку с нижней части ворот, устроив себе телевизор и не пропуская мимо ни одной живой души от собаки до лошади с человеками.

Оставлять Дарика в садике было проблемой — если какая непогода, он никогда не уходил со своего поста, не прятался ни в домик, ни в вольер, даже под деревья. Всегда лежал и бдил, чтобы никто и ничего, даже если и вымокал до нитки.

Сейчас все изменилось. Да, иногда он может и погаффкать, даже швырнуться, но в основном просто наблюдает, встает, подойдет к забору, понюхает проходящих собак. А вчера разморился на солнышке так, что вообще проспал и то, что скрипучая громкая калитка открылась, и не заметил, что я подошел к нему практически вплотную. Проснулся он лишь тогда, когда я его позвал.

Днем, как и все старички, он сладко спит, зато ночью устраивает нам грандиозную дискотеку — тяффкает, завывает, орет. Приходится выводить его на волю пару раз минимум, гулять по часу, пока собачечко нанюхается, наподнимает лапку везде, где хочет — жалко же его, старенького. Но нам радости и спокойствия это не добавляет ни разу. И еще спать хочется постоянно.

С Юриным, пока погода хорошая, гуляем очень много, поэтому обычно наша микрособачка засыпает стоя, сидя, лежа, везде, к чему прислонится 🙂 И вчера, пока мы с Дариком гуляли, Юрин уснул прямо на проходе в спальню — любимое место Дарика. Там можно лежать, бдить и никого не пускать (именно с этого когда-то давно и начались разборки Дарика и Ровы).

В общем, привел я Дарика домой глубокой ночью. Снял с него сбрую, и ругаясь в душЕ на чем свет стоит, ушел спать. Дарик похлебал водички, и побрел за мной в спальню. Ан нет — путь закрыт спящим и видящим сразу десять снов Юриным (обычно, когда проходишь рядом со спящим Юриным, он обязательно хоть пару раз, но вильнет хвостиком. Но тут лежала просто шкурка мексиканского тушкана и сопела себе, никого не замечая).

Дарик потоптался, помялся, понял, что никто не собирается открыть путь. И что? Правильно. Начал скрипеть, стонать, кряхтеть, чтобы путь этот ему освободили. Да только не сложилось — мне шевелиться уже не моглось, остальные спали.

Дарик посмотрел налево, направо и включил громкость. Офигенно работает в три часа ночи, доложу я вам! В общем, грешен и каюсь: вскочил с постели, потряс его за шкуру, наорал так, что соседи наверняка восхитились. Пригрозил, что если еще раз мяффкнет, прибегну к нетолерантным методам, ибо заколеб — целый день лежит где попало, места в квартире немеряно, но вот надо именно сейчас только туда, где уснул малыш. Хорошо еще, что не туда, где спит Рова 🙂

Закончив процедуры, я снова лег, но сквозь прикрытые глаза наблюдаю за Дариком — пискнет еще раз или успокоится наконец? Дарик покрутил головой и понял, что за него работать никто не будет.

— Ну что за гадские у меня хозяева! — Совершенно по-человечески выдохнул пес, спокойно, даже не думая напрягаться, переступил через маленького Юрина, пошел и улегся на его законное место, куда в этот раз малыш просто не дошел -свалился раньше.

Больше в эту ночь Дарик меня не будил, ибо встать с отжатого — чревато! А бедный маленький Юрин так и ютился в проходе, на голом полу до самого утра. 🙂