ball
мячик

— Танцуйте, вам пакет! Да шо ви мнетесь, вприсядку давайте танцуйте! Пакет хер от земли оторвешь какой тяжелый! — Пожилой смуглый и потный (у нас +20, да) мужик из службы доставки, непрерывно ругаясь себе под нос, вывалил из тележки два больших пакета, подождал, пока я распишусь в получении, и снова продолжая ругаться на всяких, которые постоянно заказывают всякие тяжелые хрени, а им вози, растворился в пространстве.

— Нежные какие-то грузчики пошли! – Подумал я, затаскивая два хорошо упакованных мешка с собачьим кормом, консервами, вкусняшками и копчеными ушами в коридор.

— И не говори! – Молча согласился со мной спящий под ногами Дарик, даже не подумавший на звонок не то что гаффкнуть, хотя бы глаз открыть.

— Слышь, подвинься давай! Развалился посреди коридора, на поезде не объехать! А мне, между прочим, тяжело! — Пыхтя говорю непросыпающемуся Дарику.

— О! Еще одна неженка и истеричка! – Недовольный Дарик нехотя поднялся и пошел в другую комнату. – Подумаешь, еду привезли! Тоже мне, событие!

— Жрачку жрать! Почтальона убивать! Жрачку жрать! Почтальону печень вынимать! – Рова громко и методично разносил бетонную перегородку и стеклянную дверь дальней комнаты, пытаясь с первым же чихом дверного звонка вырваться на свободу, и заняться двумя любимыми делами сразу: жрать и драться. Третье любимое дело «спать» к первым двум не вписывалось никак, что периодически вгоняло Рову в маниакальную грусть и депресняк – он ведь хочет всего и сразу. Ну да мы отвлеклись. Продолжаем.

Распаковываю коробки, достаю оттуда все, что заказал, и, о новость – в каждой из упаковок лежит по какому-то мячику, максимум сантиметров 7 в диаметре. Потрогал – хлипкие какие-то мячики, валкие и шаткие. Даже давать их собаке страшно – то ли проглотит, то ли сгрызет?
В общем, когда не знаешь или не уверен – обращайся к первоистоШнику.

Звоню на фирму, говорю номер заказа и переспрашиваю: мол, корм я заказал для двух больших собак. Это и в заказе, и на корме написано. А тут еще два каких-то мячика странных. Они б хорошо в пуделях смотрелись, а вот в южаках.. Это точно нам?

Ой, как здорово, что вы пользуетесь услугами нашей фирмы! – Защебетал милый и звонкий девичий голос на другом конце провода! – Вы уже давно и много покупаете у нас разной дорогой продукции. И вот наша компания вместе с фирмой-производителем кормов на этой неделе дарит всем своим клиентам по мячику к каждому большому мешку корма. Это совершено бесплатно и принесет счастье вашим питомцам. Однако я не в курсе того, насколько это годится или не годится большим собакам. Ты же слышал – это по-да-рок. Бесплатно. Нравится – дай собакам и посмотри как оно им зайдет. Не хочешь давать собакам – сожри эти мячики сам, выкинь с балкона, облей бензином и подожги, засунь себе в жопу, отправь нам за свои деньги, и мы тебе еще какого-нибудь другого говна в следующий раз пришлем. У нас этой дряни — склады огромные! Спасибо за покупку! – Мило хрюкнуло в трубке, и девушка отключилась (в хорошем смысле этого слова).

Я задумчиво посмотрел на мягкий мячик и позвал из комнаты Дарика.

— Чего изволите орать? – В коридоре появилась заспанная морда пожилого джентельмена. – Чего, ссука, не видишь? Мы почивать изволим-с!

— Смотри какой мячик чудесный! – Я повертел перед мордой Дарика одним из мячиков – На, мальчик, хочешь поиграть?

— Чего-чего? – Дарик с удивлением переводил взгляд своих коричневых глазюк с мячика на меня и обратно. – Вы вот все это сейчас – мне? Не мясо, не коньяк трехсотлетней выдержки, а какой-то сраный тампон на поиграть??? Поверить не могу! В своем ли вы уме, мистер?

Вдруг до Дарика что-то дошло, и лицо его просияло:

— Стойте тут и только не уходите никуда! Случай тяжелый! Секундочку, я вам ща врача на дом вызову! –и легкой рысью побежал звонить в ветеринарку.

Я прикрыл за ним дверь, чтобы не мешать разговору, и выпустил в коридор маленькую, но уже очень бешеную тушку Ровы.

— Где? Чо? Кого? – Рова вылетел на свободу со скоростью, не поддающейся измерению – Кому ввалить? Где почтальон? Кого жрать? Где еда?

Сделав несколько кругов по комнате, он безошибочно уловил стоящие два пакета с кормом, уселся перед ними и посмотрел на меня:

— Все, я готов! Открывай!

— Смотри какой мячик! – Протянул я руку к сидящей как неподвижная статуэтка перед мешками с кормом собачке. — Хочешь поиграть?

— Мяяяяяяяячик? – Рова нехотя и медленно поднялся с попы и подошел ко мне, постоянно озираясь на стоящие мешки с едой. – А что это?

Я протянул Рове мячик прямо под его огромный кожаный нос.

— А чего такое маленькое? Разве им наешься! – Рова открыл пасть и аккуратно взял мячик, слегка сжав челюсти

— Ой! – Негромко и жалобно вздохнул мячик.

Рова от удивления раскрыл пасть.

— Бля! – сказал мячик и упал на пол.

Глаза Ровы загорелись, и он в секунду подобрал мячик с пола

— Ой! – В этот раз мячик простонал куда громче. Умный Рова разжал пасть, но уже так, чтобы мячик никуда не падал.

— Бляяяяя! – Завопил мячик, понимая, что теперь у него нет шансов даже на короткую передышку.

— ОНО РАЗГОВАРИВАЕТ! – Рова от радости аж подпрыгнул! А потом началось буйство и непотребство: Рова подпрыгивал одновременно всеми лапами, падал на пол, валялся на спине, мотался по всей комнате, и при всем при этом он молотил зубами, не разжимая пасти, чтобы мячик никуда не девался

— Шо это такое деется? Мне ж сейчас будет полный тампоновый писец!!! – Мячик в пасти Ровы уже не орал, а просто сипел, но Рова не унимался. Ему свалилось нечеловеческое счастье, его глаза светились, и вся пятидесяти с чем-то там килограммовая тушка наслаждалась процессом.

Я попытался тихонечко свалить, видя, что мячик еще пока держится и не разлагается, но не тут-то было. Обезумевший от счастья Рова принес тушку обслюнявленного (так и хочется написать «окровавленного») мячика и просто нагло вложил его мне в руку. Да, южаки апорты носить не любят. Но это если апорты, и если их заставлять. Мячики к апортам не относятся.

Сколько раз я швырнул Рове этот мяч, история умалчивает. Не умалчиваю я – я задолбался. Рова бросался за мячом как молния. Моя рука не успевала опуститься после броска, как в ней уже оказывался сопливый продукт собакокормительной фирмы.

— Да не пошли бы вы нахер с такими подарками! – Мысленно произнес я, и достал второй мячик, чтобы моя скоростная собака задолбалась в два раза быстрее. Кинул ему одновременно в разные концы комнаты эти два мячика, но собачка оказался подготовленным: он сбегал за одним, взял его в пасть, потом поднял второй, тоже взял в пасть, да так, что снаружи вообще ничего видно не было, и принес оба мячика мне. В квартире заойбляйкало в два раза больше и громче…

Не знаю, сколько мы так веселились, но в итоге Рова подустал, улегся на свое место с этими двумя мячиками, и стал их тихонечко погрызывать. Мячики тихонько и эвротично стонали у него в пасти, а я так же тихонечко и эротично отвалил подальше от мохнатого монстра, и занялся своими делами.

Прошло, наверное, часа полтора-два, как я вдруг услышал собачий плач. Вот такой прямо навзрыд, громкий, с переливами. Вылетел в команту – Ровка спит крепким собачьим сном, лапки подергиваются, ему что-то снится, и он прямо рыдает взахлеб. Растолкал его, чего, мол, случилось? Он поднимает на меня реально заплаканную мордочку, в глазах слезы, в морде — мольба взять его на ручки и приласкать. Но смотрит он не на меня, а куда-то вниз. Я перевожу взгляд и меня начинает дико ржать:

на месте у Ровы лежит разобранный на сантиметровые кусочки мячик – бархатные кусочки отдельно, какая-то синтепоновая дрянь – отдельно, пищалка, на которой вообще живого места нет – отдельно. Вот просто куча, точнее, небольшая кучка мусора. А второй мяч закатился далеко-далеко, под клетку. Видать Рова попытался его достать, и забросил еще дальше, да так, что теперь, чтобы его добыть, надо даже мне реально постараться.

Вот смотрю я на своего малыша лохматого, на всю эту хрень разобранную, и вижу абсолютно четкую иллюстрацию к анекдоту, кода русского, американца и француза посадили по камерам-одиночкам и каждому дали по паре железных шаров. Дык теперь я точно знаю, с кого в этом анекдоте писали русского, горько плачущего и несчастного, сидящего перед кучей опилок 🙂

Ну и да, шоб дите не страдало, закажу ему два реально пацанских мяча, железных, килограмм на 16 каждый – его размерчик. А главное – оно больше ойбляйкать во все горло мне на уши не будет 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *