Я снова здесь, я в бархатных штанах

Вы спрашивали, куда я делся и почему так долго ничего не писал? А вот почему.

Здравствуй жопа, новый год! – Вот никогда бы не подумал, что эти буквы иногда могут иметь вполне конкретное и реально осязаемое значение. Хорошо еще, что все произошло до эпидемии короновируса.

Рассказываю по-порядку. За пару дней до рождества мне пришло чудесное письмо о том, что надо разминаться анально, ибо финансовое ведомство имеет на меня виды в плане отыметь плотно и по-всякому.

Не успел я удивиться – откуда мне такая честь, как пришло письмо из единственной более-менее профессиональной ветклиники. Они хотят максимально улучшить свой сервис и качество обслуживания, поэтому прекращают круглосуточную помощь (конечно владельцы животных этого безумно желали. И вот их мечты о супер-сервисе сбылись, ага). Впрочем, я об этом уже писал. И, как вы понимаете, все не закончилось, а только началось.

Новый год прошел почти без эксцессов, собакам уже пора делать прививки, поэтому поехал я в ту самую ветклинику, купил глистогонку, и с укором вопрошаю на ресепшене:

— Ну как же так-то? Какой нахер улучшатель сервисов? И чего теперь нам делать, если не дай бог что-то серьезное ночью случится?

— Э.. ну вы же понимаете! – Веселая дурочка-приемщица нарисовала на смазливой мордашке дежурную улыбку. – Теперь мы все, ветеринарные кабинеты в смысле, будем дежурить по-очереди.

— Зашибись! – Очень удивился я! – А ничего, что аппаратура, которая реально может сделать диагностику и помочь в серьезном случае, есть только в двух клиниках? Остальные же просто не оборудованы ничем серьезным????

— Ну теперь вот будет так! – Дурочка из окошка продолжала радостно улыбаться! – Мы вот тут копилочки поставили, слева для кошечек, справа для собачек. Если вы хотите…

— Я хочу знать телефон, по которому звонить в случае чего! – Рявкнул я, перебивая тупой щебет.

Взгрустнувшая приемщица продиктовала цифры, и я удивился еще раз. В маленьком городке люди обычно в курсе контактов спецов, особенно в каких-то узких областях. Этот телефон мне не говорил совершенно ничего, то есть абсолютно. Приехал домой, забил номер в гугл и о радость: телефон принадлежит какой-то тетке с польской фамилией. Лечит она здоровым образом жизни, гомеопатией, собачьим веганством, очищением кармических чакр и выманиванием на свет заклинаниями гланд через жопу. Бляяяяяя!!! Самый нужный спец в экстренных случаях! И теперь будет вот так. Это раз.

Приехал грустный домой, дал собакам глистогонку, сижу, читаю себе почту. Вдруг вижу сообщение от моего сервака, что один из дисков поплыл и скоро обещает накрыться медным тазом. Ну я уже не удивлен, потому как из четырех купленных огромных и дорогущих спецдисков это уже третий, который накрылся. Два уже поменяли по гарантии. Я на автомате проверяю этот возвопивший диск – писец, гарантия просрочена аж на 4 дня. Пишу на фирму. Несколько раз пишу, мол, заберите его, дохнущий, но дедушка из той seagate-овой деревни, видать тоже умер и письма идут ему просто в никуда. Никто и не думал отвечать, даже в стиле: «Вы уже купили у нас девять хачапури? Тогда десятую хачапурю тоже купите!» Это два.

Осенью в Германии случился очередной припадок гриппа. Знакомая с детства в общем-то простенькая и ни разу не опасная болезнь. Но теперь она отрастила клыки, шерсть, когти и стала вполне себе зверем. Проходит тяжко, народу мрет от нее пачками, причем всех возрастов: от детишек грудных, до очень пожилых и не очень здоровых. Недавние мои российские клиенты, которые проверяли здесь здоровье, задали врачу вопрос. Мол может таблетки какие есть или прививки, вот чтобы сделать и с гарантией?

— Эх, — грустно сказал врач, — если бы такие таблетки или прививки были, мы бы первые их себе бы и поставили. Не получается это все, потому что пока прививку изобретут, протестируют и запустят в производство, вирус уже несколько раз муДирует, и прививка оказывается часто совершенно бесполезной. Поэтому соблюдайте режим, если ощущаете себя плохо – в постель, чай, тепло, никаких лишних движений, потому как самое опасное – переносить это все на ногах. Вот тогда реально может треснуть!

Я все это клиентам перевел, все покивали головами, а я еще подумал – ну это точно не мои проблемы, ибо меня это никак не касается. Какая кровать? Какие таблетки? Первый раз что-ли? И когда из меня в очередной раз полились зимние сопли, никакого внимания я на это не обратил, бегал себе в обычном режиме и бегал. А напрасно, как оказалось. До этого раза я болел очень мало и к врачам не ходил вообще и никогда, разве что в самом раннем непомнящем детстве, ну и еще по мелочи – то сломаешь что-нибудь на тренировке, то нос разобъется. Но любое везенье имеет свойство заканчиваться. Прямо после НГ заболела десна – это как все зубы сразу, противно, как скуляще- ноющий Дарик, но не экстремально, можно и потерпеть. Ну я и терпел, это ж не смертельно.

— Ах, значит ви нас немношк непонимайт! – Подумало то наверное вирусное чучело, которое я случайно подхватил. Подумало и перешло к решительным действиям, засветив мне с ноги в голову, да так удачно, что даже глаз практически вылез поглядеть, кто ж его так точно изнутри приложил. Башка раскололась и любое шевеление стало практически невозможным. Людям, у которых часто случаются мигрени, это знакомо (я много раз читал). Но то ж люди, а я причем? Мне это вообще не свойственно потому что не было у меня раньше такого никогда. Понятно, мы моложе не становимся, и удивляться не стоит, но я все-равно удивился: к привалившему мне башкодолбящему счастью, счастья добавила и погода: ночью -7, днем +15 – разве это не радость? У соседнего дома машина скорой помощи в эти дни практически дежурила круглосуточно (ах, какое это счастье слышать в раскалывающуюся башку дикие звуки сирены с улицы и одновременные завывания Ровика дома, когда эта машина подъезжает поближе).

В общем, все чудесато: делать ничего не могу, потому как болит башка и любой шевелюн любой частью тела – это сразу гильотина. За комп не могу – слезы из глаз, резкость не наводится вообще, а внутренний молоток сразу переходит с частоты «Лебединого озера» на какой-то жесткий хэви метал. Слушать аудиокнижки тоже не могу по тем же причинам – звуки в больную голову – это реально напряженно. Я не ощущал вкуса ничего, любая еда была похожа на мел, без вкуса и запаха. А пить вообще никак, потому что нос забит, а когда в рот попадает жидкость, дышать получается только через жопу. Ну вообще не помню с собой ничего такого похоже-овощного.

Лежу я себе на кровати, тихонечко дохну и думаю, ну почему все так «удачно» складывается? Прямо одно к одному и все в кучку. Ну хоть бы по-времени растянулось: либо техника пусть сдыхает, либо финансовые вымогалы пусть достают, либо уж здоровье (хотя вот с этим пунктом вообще не, но кто ж спрашивает?)

И тут, уже ближе к вечеру, когда можно начинать пытаться спать, на фоне всех этих выше описанных (во всех смыслах слова) декораций на сцену выходит Дарик, становится в красивую театрально-выставочную позу, и произносит короткий монолог:

— Еще чуть-чуть и я буду – Собчак!

— Я знаю, что ты – собачек, а не Собчак! Тихо себя веди! – Еле ворочая языком, просипел я.

— Не, ты не понял! Именно Ксюша Собчак! – Дарик беспокойно покрутился на месте, оттопыривая хвост. – Помнишь тот ролик, когда она «За Русь – УСРУСЬ!»? Дык вот я сейчас как раз уже готов!

— Дарик!!! Мы же гуляли пару часов назад, когда еще мне в башку не стрельнуло! Ты чего твАришь?

— Не, ну а я чего? – Дарик оглянулся по сторонам, прикидывая, где бы лучше и правильнее усесться по своим делам. – Кто мне таблетки разнопакостные давал, а?

— Ну это же позавчера было! Ровик вон почти сразу сел, излил свою душу сразу и уже все думать об этом забыли.

— Вот только не надо мне всяких юнцов в пример ставить! Он не южак пока, нифига правильный момент не учитывает, не то что я! – Дарик улыбнулся во всю свою пасть, продолжая завывать. – Дык что? Выведешь меня на волю, или мне прямо здесь расчехлиться?

— Дарик, ты не серьезный кобель южнорусской овчарки, ты просто какая-то извращенная иезуитская ссука. Раньше вот никак объявить не мог? Ну или позже, когда все пройдет? Я же шевелиться не могу, какой нахер гулять? – Взмолился я. Но Дарик был непреклонен:

— Думай сам, что тебе приятнее? Одеться и вывести меня на мороз, или отмывать квартиру. Лично мне пофиг, только объявляй о своем решении быстрее, а то я сам решу, что мне лучше! – Взвыл Дарик в очередной раз и в моей башке снова заработала бензопила.

Вот вы сейчас подумали, что это был последний вишенк на торте? Да хер там! Мы выводили Дарика по-очереди каждый час! КАЖДЫЙ, ССУКА, ЧАС! ВСЮ НОЧЬ!!! До самого утра это жЫвотное начинало канючить, выть, царапаться и требовать воли. Глистогоночка сработала вовремя, как мина замедленного действия.

И вот гребу я в очередной свой выход на сцену. На улице мороз, снег. Впереди весело прыгает Дарик, периодически присаживаясь и пуская из себя фонтанчики, аки поломанный дельфин. Каждый мой шаг отдается в остатках мозга бетонной плитой по башке, и я ощущаю себя Карацупой, который вытащил короткую спичку в новогоднее дежурство, и вынужден выгуливать своего Джульбарса, пока все пьют, едят и веселятся. К концу этой веселой ночки я уже был готов вставить Дарику в зад хрустальную пробочку, и предупредить его, что если он еще раз вякнет, пробка эта сразу превратится в огромную тыкву и волшебный пендель. Как ни странно, Дарик мой ментальный посыл понял. Он улегся на коврик, слаааадко зевнул, потянулся и засопел.

Я добрался до кровати и понял, что жизнь, она да, конечна. Дышать было больно, потому что это – громко. В башке свинец, в глазу вообще не понятно что, он не видит сам и брату своему глазному подмигивает, типа, бастуем и требуем прибавку к заработной плате. Незабываемые ощущения, когда не можешь вообще ничего – ни стоять, ни сидеть, ни лежать, ни ходить. Не можешь работать за компом, не внимаешь никакую информацию вообще, потому что все входные порты в голову отключены напрочь. Те люди, у кого болезни случаются чаще, это состояние знают, и у них уже есть какой-то план действий, если подобное случается. Я же оказался в полнейшем ауте – время занять нечем, и жить реально больно.

Повалявшись в кровати где-то с часик, в раскалывающуюся башку вползла напоминалка – мои московские знакомые приезжают на пару дней в Германию, в свое совершенно новое жилье. У них возникли кое-какие вопросы и они попросили, если не встретиться, то хотя бы переговорить по телефону. Свои постоянные телефоны на время поездки по своим соображениям они выключили, но чтобы не потеряться, они сбросили мне смс-кой новый немецкий номер, по которому их можно дозвонить.

Понимая однако, что пошевелиться в их сторону я сегодня не смогу никак, беру в руки телефон, нажимаю на экран… телефон висит! Первый раз за всю его долгую жизнь, мой телефон завис. Но я же не вчерашний, я знаю, что надо делать с этими телефонами. Сколько я их зарезал, сколько перерезал. Однако радовался я напрасно – не помог ни один из всех возможных ресетов кнопками. Никак. Вообще. А ведь я обещал позвонить людям, которых знаю давно, с которыми было много дел, и мы друг друга еще не подводили ни разу!

И вот тут меня прорвало – я озверел натурально. Не грохнуть этот телефон о стену получилось только потому, что в нем лежала смс-ка с номером, и я не был уверен, сохранилось ли это все в бэкапе или еще нет. Брызжа слюной, обещая уебать этот телефон о батарею, смыть его в унитаз, сделать из него плов, а потом еще раз смыть в унитаз, я в полуобморочном состоянии полез искать инструменты, которые последний раз доставал, чтобы починить еще третий iPhone. Разобрал все это гавнище по потрохам, достал старый блок питания, выломал батарею ну и еще сотворил кучу неинтересных мелочей. А тыкать паяльником в схемы, когда один глаз не видит ничего, а второй – ну чуть-чуть, это то еще приглючение.

Видать, в гневе своем я был страшен. Не знаю, чего больше испугался мой телефон – красных диких глаз, жуткого мата или развивающихся по ветру трусов, но он жалобно всхлипнул, прослезился и… включился, ссука такая! Даже не думая собирать весь этот мусор, подсоединил к нему гарнитуру, позвонил людям и тут случилась первая радость:

— Юр, привет. Мы ждали звонка, как обещано (они ждали! А я чуть все не просрал, мог бы и не вспомнить с такой-то башкой). У нас тут поездка откладывается на пару – тройку недель. Когда будет все ясно, мы тебе перезвоним и передоговоримся.

Но я даже обрадоваться переносу общения не успел. Телефон мой, как я понимаю, висел пару суток, а теперь он ожил всякими сообщениями и напоминалками. И если в основном это был долгоиграющий строительный напоминательский мусор, то одна из гласила, что надо было подтвердить расторжение контракта на телефон с одной не в меру ушлой и наглой фирмой. Они придумали двухфакторное расторжение контракта: сначала бланк в и-нете заполнить и отправить, а потом обязательно перезвонить и голосом наорать на них. В общем, как вы уже поняли, день я пропустил, а значит женился на этой конторе еще на год. Блядь!

А финансовое ведомство ака налоговая продолжает пить кровь – то той бумажки нет, то этой. Взял я комп в результате, кое как влез в машину, пару раз промахнувшись мимо двери, собрался поехать в контору эту и решить все вопросы на раз. Ну дальше вы поняли — машина не заводится. Не, машинка старенькая, на ней еще Дэлл несколько лет катался. Но она почти не ломалась, все каталась и каталась, а тут – взбрыкнула. Вылез я оттуда, позвонил мастеру, чтобы приехал и запустил пепелац.

— Взбрыкнула старушка,- говорю. — Взбрыкнула и потребовала, чтобы ей в очередной раз почесали брюшко через жопу. Я подкармливаю ее по-мелочи, конечно. Казалось бы, нажимай да дуй. Хуй!

— Да гавно вопрос! – Сказал механик. – Ты недавно поменял ей глушак, ксенон, купил новый ключ, ибо старый реально затерся до дыр. Что там еще у нее непочиненного осталось? Она у тебя сейчас уже круче новой! Потрогаем, пощщупаем…

Я пересел в другую свою машину (разумеется вы же помните, что каждое мое телодвижение – боль, такая боль). Приезжаю в налоговую – там чудесная тетенька начинает задавать вопросы. Я навел на нее резкость, говорю:

— Вот вам мой комп. Давайте скачаем отсюда все за последние 8 лет, хотя вам надо только 5. Вы от меня отстанете и я пойду в кровать. Наконец-то.

Тетенька несказанно обрадовалась, включила свою мощную программу, но не произошло ничего. Потом еще раз – результат аналогичен.

— Ой, — трагично произнесла тетенька, — Мне так жаль, но оно не работает. Придется возить бумажки.

Бумажки я и так все привез, но вот рыться в папках мне не то что не хотелось, не моглось ни разу. И я снова озверел. Отодвинул тетеньку, сел за ее государственный комп, и хотя почти ничего не видел, а прогу эту видел вообще в первый раз в жизни, заживил ее комп с моим ноутом. Через несколько секунд, счастливый и свободный я уже выходил из здания конторы, мечтая о теплом одеяле и том моменте, когда я закрою глаза, чтобы они не болели мою башку.

Солнышко со мной согласилось, вылезло из-за туч и врубило себя на полную мощность, да так, что пробивало и через машинный козырек, и через солнцезащитные очки. Половину дороги я ехал просто в правом ряду с закрытыми глазами, как вдруг меня разбудил звонок (О!!!!!) машинного доктора. Он озабоченно сказал, что просто сгорела свеча (или что-то похожее). Вопрос копеечный, есть только одно НО — у мерсов они тонкие и печальные. А еще они пригорают к мотору насмерть. Сломать ее можно – запросто, и вот потом проще машину выкинуть, чем вернуть все на место. Он попытается, но надо готовиться к худшему. Он бы вообще браться за это не хотел, поэтому ответственность и счастье за дальнейшее на мне, а к нему чтобы без претензий. Ну или к официалам ехать.

Машинка та моя, конечно, сейчас стоит меньше, чем свеча, которую надо было выкрутить, а затем засунуть ей в жопу. Но это — любимая собаковозка, столько с ней проезжено уже. А другую сейчас купить – никак, финансовая ж проверка все продолжается, и я под неусыпным оком дяди Гитлера-бухгалтера.

— Делай! – Говорю механику, — будем полагаться на мое счастье (бугага – разнеслось в башке эхом).

Однако полежав дома еще пару дней и поняв, что ситуевина улучшаться и не думает, я побрел к домашнему доктору. Наощупь.

Захожу в кабинет и меня радостно встречает голос секретарши (я ж ее не вижу):

— А вы кто?

— Конь, блядь, в пальто! Чего, не видно по мне? Я самый тяжело вбольной вмире вКарлос-on!

— А… Ну идите в комнату ожидания

— И где у вас комната ожидания?

— Вы что, в первый раз у нас?

— Угу.

Удивленная девушка показала мне, где ожидают. Через несколько минут вышел мудрый доктор. Он осмотрел меня, пожал руку и досвидос. Все мол у вас в порядке, небольшое воспаление после гриппа. Если умрете — то да, тогда приходите.

— БЛЯ! Доктор, я шевелиться не могу, жить не могу, никаких эмоций, вкуса, ничего, глаза не видят нихрена.

— Нате вам рецепт на глазные капельки. Покапаете с недельку и все будет хорошо! И отъебитесь от меня уже наконец.

Доктор сказал, я сделал. Только капельки эти – что в глаз, что в унитаз. Вообще никак, в результате даже хуже стало. Прихожу к доктору через неделю с жестким желанием в него чем-нибудь попасть.

— Вы же раньше к нам не ходили? – Спросил озабоченный доктор. – Что так?

— ДА потому что не было со мной ничего подобного. Никогда. А тут уже почти третья овощная неделя пошла.

В этот раз доктор отнесся ко мне серьезно. Взяли кучу каких-то анализов, просветили, прослушали, проприборили по-всякому. После последней процедуры выходит доктор с кучей моих бумажек, смотрит на мну пристально, а потом говорит:

— Молодой человек, сходите пожалуйста отсюда на хуй. Сюда люди умирать приходят, с серьезными болезнями. А вы, как я уже своему диагнозу научно убедился, здоровы как конь педальный и лось траншейный в одном флаконе. Не занимайте место старждущих.

— Доктор, ссука, ну хоть таблеточку какую! Жить и правда невозможно! Никогда ж не было такого!

— Да, грипп безумствует, он жесткий и страшный. Поэтому гигиена, сон, чай и да, на тебе таблетку, чтобы отстал. Витаминчик попей и будет тебе счастье. Да не дергайся сюда больше, оно само пройдет. Я сказал!

И вот с того момента что-то сдвинулось в заклинивших звездах. Это ощутилось прямо физически. Я пришел домой, выпил с горя холодной колы, которая опять показалась мне совершенно безвкусной. Закрыл все окна от света, нырнул в кровать. Вдруг раздался звонок машинного доктора:

— Приезжай, забирай свою машинку. Все шикарно получилось, хотя это и странно. Так не бывает, но вот есть. С тебя за все тридцать копеек!

Забрал машину, еду на ней и вот как-то само собой легче становится. И шевелиться не так больно, и на свет смотреть могу. Зрение вот только подупало сильно почему-то, но после гриппа, который все-равно переносишь на ногах, потому что шило в заду просто полежать не дает никак, еще и не такое случается.

На следующий день наконец-то захотелось есть (УРРААА!). Вкуса не было, но я нажрался от души за все это голодное время, когда на еду даже думать не мог. И пока первые силы не ушли, снимаю трубку, звоню производителям дисков в Seagate и по-телефону говорю все, что я думаю о них, о их продукции, что никогда никаких дел с ними и все мои клиенты будут браковать технику только по одному присутствию в ней чего-нибудь seagate-вого.

— Вам сейчас перезвонят! – Милая девушка поперхнувшись отбила звонок.

— Ну и пошли нахер, уро…- додумать я не успел. Звонил телефон, на дисплее незнакомый американский номер.

— Фирма Seagate, вы нам звонили с проблемой по диску – Немецкий для говорившего был явно иностранным, но говорил он вполне достойно. И фамилия у говорившего была АНГЕЛ!

Я без особой надежды на успех нажаловался ему, что мол из четырех дисков два сломалось по гарантии, а третий – на четыре дня позже. Качество у вас присутствует вообще – диски ведь дорогущие. И еще никто не отвечает на мейлы, бля!

Следующие пять минут Ангел извинялся. Пока он извинялся, мейлом мне уже пришли все доки на бесплатную замену диска, с наклейками для почты, чтобы я даже отправил этот диск к ним в контору бесплатно (что достойно конечно, но уже смешно). В результате диск заменили за три дня с учетом моей отправки диска (день), проверка диска (день), отправка нового диска мне – еще день.

Обрадованный я запихиваю диск в сервак, как снова звонок – Ангел спрашивает, все ли в порядке, не сержусь ли я и чего они еще могут для меня сделать?

— Спасибо, бро! – Говорю, — все отлично.

— Если надо, мы еще и данные восстановим! – Ангел не отстает.

— Все нормально, спасибо, до свидания! – Выздоравливающий я повесил трубку. А на следующий день позвонил Бог, то есть босс Ангела. Тоже с американского номера. Он разговаривал по-немецки гораздо хуже. Просил не быть злым на компанию и всегда обращаться к ним, если будут проблемы с их продукцией. Он сожалеет, просит прощения, надеется, что никогда в будущем, что сотрудничество (?) продолжится и все в таком же духе.
Я проникся! Реально!

А на днях получил бумаги из налоговой. Укусили больно, но совсем не смертельно. Если бы свершилось все то, о чем я подозревал, было бы хуже на порядок. Зато теперь прививка будет и иммунитет. Главное – аппетит проснулся, значит есть шанс выжить.

Так что все или почти все предновогодние кейсы теперь закрылись. А сейчас надо понять, это было уже все, или надо присесть на диванчик, достать попкорнчик и готовиться к продолжению?

Ну да чего сейчас об этом? Время покажет и все скоро узнаем. Вот только прививки собакам я до сих пор так и не сделал.

ЗЫ. Не думаю, что кто-то это все до конца дочитает. Я фигню эту почти три месяца писал (когда мог). Eще раз – болезнь любая страшна и может свалить с копыт. Но это не повод страдать и закупать тонны туалетной бумаги в надежде на общий глобальный апокалипздец 😊

https://www.facebook.com/yuriyk24/posts/2955161721173455

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.