Тамара Николаевна Вишня

Белый Ветер
Тамара Николаевна, Валерий Львович

Тамара Николаевна Вишня… Многим, очень многим из вас это имя ничего не говорит. И имя питомника южаков «Белый Ветер» уже просто слова. Хотя это может еще предки, которые уже и за пределы родословной некоторых из ваших любимых звериков повыпадали…

Первый раз Тамару Николаевну я увидел в середине 90-х на какой-то выставке. Точнее даже не Тамару Николаевну, а Царину. У меня часто так — сначала смотришь на понравившуюся собаку, а потом знакомишься с хозяевами. Обычно хозяева тоже всегда нравятся. Так было с Мариной, заводчицей Булки, так случилось и с Тамарой Николаевной. Но познакомились мы живьем гораздо, гораздо позже, лет так через 12 после этой выставки.

Я тогда старался все снимать на видео, чтобы дома смотреть и смотреть. На выставке же через прицел видеокамеры все происходящее видно не очень. Однако вот собаку я заметил сразу. И еще заметил, что ей явно не хватает скорости и вымаха, хотя она более чем может.

Когда тебе слегка за 20, то ты, вернее я, совершенно уверен, что весь мир молодой, здоровый, ничем не болеет и занимается спортом. Царину выставляла Тамара Николаевна. Ей было тогда под или даже за 60. Бежала она совсем не очень, ну я и пошутил на эту тему в камеру, мол, собака классная, а бабушка, которая ее выставляет, думает что она бежит.

Снимал я все для себя, разумеется никаких политесов там не было. Затем я познакомился с Ленкой Цукановой. В результате весь свой видеоархив перезаписал и отдал ей. Мы часто тогда старых собак смотрели, когда встречались. Разве знал я тогда, что Ленка была куратором Белого Ветра? Естественно, кассету и Тамара Николаевна с Валерием Львовичем, и их дети тоже увидели. Сергей Теселкин как-то со смехом мне об этом напомнил, и мне действительно стало стыдно, хотя я об этой съемке давным-давно забыл.

Я познакомился живьем с владельцами Белого Ветра давным-давно. С той же Ленкой Цукановой катались смотреть на каких-то собак и вдруг она сказала: «Поехали, с твоими земляками познакомлю. Там классные собаки!»

Сотовых тогда еще не было, поэтому мы просто свернули с одной дороги на другую и через несколько минут все окрестности подмосковной деревни содрогались от лая собак.

Нас встретили опрятные, чистенькие хозяева, подбежала и гаффкнула тоже чистенькая молоденькая южачка, хотя погода на улице была хреновой.

Мы зашли в дом. Чудесные чистенькие же щенки спали в большом деревянном загоне. Затем в дом вошла Царина. Она неодобрительно взглянула на меня, пошла погладилась к Ленке и неспешно так ушла. А за эти несколько секунд стол в доме превратился в роскошную самобранскую скатерть. Тамара Николаевна умела сделать праздник совершенно незаметно, не напрягая никого, не поднимая шума. Такое чудесное украинское хлебосольство на совершенно ровном и пустом еще пару секунд назад месте.

И вот через эти несколько секунд я забыл, что живьем и близко вижу этих людей в первый раз. Ну выставка ж не считается, какое там может быть общение? Мы общались так, как будто знаем друг друга всю нашу жизнь.

Валерий Львович, как и Ленка Цуканова, не слишком многословен, в основном по делу. И глаз на собак у него и у Ленки был просто как оптический прицел. А Тамара Львовна… То собаку приведет из вольера, погладит, отпустит, в пасть ей чего нибудь засунет (мы все орем, что так нельзя, что им это вредно. А сами при этом жрем в три горла).

— Да, да, я знаю! — Говорит Тамара Николаевна и снова достает какой-нибудь кусочек очередной зашедшей в дом песе. А песа эта от нее не отлипает, просто ходит вжавшись в нее, и не уходит никуда, разве что периодически пожевывает то, что Тамара Николаевна ей, украдкой от нас (ну она думала, что украдкой) выдает. Хотя дело, как вы понимаете, было совсем не во вкусностях. Собаки своих хозяев обожали, вот всем собачьим сердцем и тушками. Никакой показухи, потому что нас ведь вообще никто не ждал, мы свалились как снег на голову.

Ну а потом проснулись щенки… И Тамара Николаевна исчезла, вот рррраз и нет ее. Во-первых щенков покормила мама, после чего, радостная, как на крыльях, выпорхнула из загона от этих маленьких пиявок. Маму ждал роскошный ужин в семизвездочном ресторане «У Вишен». А во-вторых, за кормление щенков принялась Тамара Николаевна. Уж как мы ни смеялись, как ни пытались оторвать ее от этого занятия, все было бесполезно.

Несколько раз я брал для разных знакомых собак в Белом Ветре и ни за одну не было стыдно. Потом ушел Дэлл и я физически не мог никого взять. Был уверен, что Булка и Тошка проживут у меня сколько им отмеряно и на этом я с собаками закончу. Рождались разные пометы от разных хороших собак, но я даже не думал рассматривать кого-то для себя. Затем одновременно родились щенки и в Белом Ветре и у Ленки Цукановой. И там и там мне предложили первый выбор. Помет в БВ был от Гопака и вопрос с алиментным щенком тоже отпал сам собой. Ирина Бедарева совсем не возражала. Даже имя щенку придумалось само собой, и звезды повернулись тоже правильно. Но.. я до последнего думал, мол, посмотрю на собак и вежливо откажусь. Возмещу расходы, переоформление там, то да се и на этой чудной ноте закончу с собаками вообще, чтобы никогда больше.

Так я думал ровно до тех пор, пока не вошел в комнату со щенками. Дальше я не помню ничего, кроме того, что щенки были веселыми и теплыми. А еще они были так похожи друг на друга, как будто сделаны под копирку. Настало время выбирать, но я не мог даже пошевелиться. Валерий Львович поглядел на меня. Он сразу и безусловно понял все. Тут же поймал веселящегося Дарика, вручил его мне, и этим он совершенно реально вернул меня обратно в породу.

Я обещал накатать Дарика до чемпиона и привезти через год на монопородку. Оба обещания я сдержал. Тогда к 2008 году у нас с Александр почти получилось объединить большинство южачистов. На форуме присутствовало очень много самых разных людей, но одно дело — интернетовское общение, а другое — общение живьем.

На той монке собралось действительно довольно много народа. Поначалу все как-то стояли кучками по группам и интересам. Я подходил к одним знакомым, к другим, но никто никуда на тему пообщаться друг с другом особо не спешил.

А потом случилось настоящее чудо: приехал Белый Ветер в лице Тамары Николаевны, Ольга и Сергей. Тамара Николаевна несла в руках огромный алюминиевый таз. Не тазик, а именно таз, в котором раньше белье стирали. Но в тазике этом было не белье. Он был полон горячими, просто отпадными на вид пирожками. Пирожков этих было с горой, все обалдели от такого зрелища, стало тихо тихо, но никто даже не думал двигаться с места. Тогда Тамара Николаевна громко и по-доброму, как она умела, сказала:

— Ну чего стоите-то? Остынут ведь! Подходите, кушайте!

И как-будто плотину прорвало. Только что народ стоял кучками по углам, как вдруг через несколько секунд вокруг Тамары Николаевны выстроилась очередь. Там перемешались почти все южачисты во-первых, из самых разных кланов, а во-вторых и те, кто ни в какие кланы не входил. Мы с Марина наблюдали это зрелище издалека, а когда народу стало поменьше, я подошел вместе с Дариком. Обнялись, я говорю:

— Смотрите чудо какое выросло! Валерий Львович не ошибся, как всегда!

Тамара Николаевна пристально посмотрела на Дарика и глаза ее наполнились слезами. Хотя она тут же спохватилась, полезла в тазик, что-то там пошевелила, вытащила оттуда чудесный румяный пирожок и вручила его мне со словами:

— Вот, Юрочка, возьми. Этот — самый самый вкусный, он тебя специально дожидался!

Вокруг нас, с пирожками в руках уже во всю общались самые самые разные южачисты. И были забыты войны и обиды, вражда и недоверие. Ненадолго конечно, но в тот момент над всеми нами вышло солнышко и наступило общее счастье. И привезла это счастье с собой, разумеется Тамара Николаевна Вишня, легко и просто, по-доброму объединив всех и сразу.

На следующий день мы встречались питомником, смотрели на однопометников Дарика. Гуляли с Ольга и Сергей, но к Тамаре Николаевне и Валерию Львовичу в подмосковную деревню доехать не получилось.

— Ну ничего, не в последний же раз — Думали мы. Но неожиданно оказалось, что это был последний раз. Вскоре после монопородки умер Валерий Львович, теперь, 20 февраля не стало Тамары Николаевны. Такой же светлой, солнечной и доброй, как огромное количество чудесных красивых собак, носящих приставку «Белый Ветер», собак, за которых не было стыдно.

Все думал — ну что писать? Тамара Николаевна ведь человек не и-нетный. Если доберусь до Москвы, обязательно напрошусь в гости. Поздно. Осталась только память, ощущение тепла, доброты и очень очень близкого человека. Наша порода действительно потеряла и чудесный питомник, и просто замечательных, очень хороших людей. Мне повезло, что я знал их живьем, это очень дорогого стоило.

Все, кто знал Вишен, кто их помнил, у кого были их собаки, да и просто породники — помяните замечательную, чудесную Тамару Николаевну и Валерия Львовича. Теперь они снова вместе, а мы совсем без Белого Ветра. Навсегда.

ЗЫ. Фотографии Александр Рыжов, за что ему огромное спасибо. Я был не в состоянии шевелиться 🙁 Зато Саша был на высоте, как всегда!

ЗЫЫ. Тут на форуме ветка питомника, совсем небольшая, но там наши встречи описаны куда более подробно. Легко и весело писать, когда все здоровы, живы и впереди только радость и счастье. Просто не думается о том, что это все тоже когда-то закончится

https://forum.southrussian.net/index.php?board=38.0

https://www.facebook.com/groups/730184277017453/permalink/2755777761124751/

Белый Ветер
Тамара Николаевна Вишня и Дарик

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.