rover nach der impfung
Ровер после прививки

Повез сегодня Ровика в ветеринарку на ежегодную прививку. Специально приехали пораньше, чтобы собак чужих было как можно меньше – Ровик же у меня, как раньше говорили наши харьковские азиатчики «дичок» и «невменько». Обычно это или или, а у меня – два в одном, то есть реально хреново с социализацией. Ну да ладно.

В ветеринарке довольно небольшой холл – шириной поводков в шесть — семь: там ожидают все пришедшие. Перед нами была только одна собачка, что радовало. Я взвесил Рову на больших удобных весах, и мы уселись подальше от всех возможных, недалеко от окошка регистратуры. Усадил Рову между ног, он положил голову мне на колени. Сижу, глажу песу – идиллия просто, а не утро.

Потихонечку стал собираться народ: статная дама с двумя веселыми микрособачками, которые были абсолютно похожи на лохматые теннисные мячики, играли друг с другом и никого вокруг не замечали. Затем пришел пожилой дядечка с переноской, в которой жалобно мяукал кот. Обычно те, кому срочно, идут без очереди и в любое время, но дядечка подошел к окошку регистрации, а затем уселся в уголочке, поставил переноску и замер. Следующим в приемную зашел высокий пожилой дядя. Наверное, он был все-таки не совсем слепым, а слабовидящим: в толстых очках, на куртке у него был значок, в одной руке длинная палка с белым наконечником, а в другой – красивый черный кобель-лабрадор, еще не старый, но уже в летах. На спине у лабра была прикреплена такая большая удобная ручка, какую часто «носят» собаки-поводыри. Эту пару в ветеринарке, наверное, знали, как только дядя подошел к окошку, с ним приветливо защебетала секретарша, а ее помощница в это время уже доставала и выкладывала на полочку под окошком какие-то коробочки то ли с таблетками, то ли с витаминами.

Вдруг дверь с треском распахнулась, и внутрь ворвался кобел малинуя. Молодой, кипучий, энергичный, скулящий, ноющий, воющий и рычащий одновременно. К другому концу поводка был привязан такой длинннюююющий и худющий, высочущий немец. Пес реально затянул хозяина внутрь, порычал, осмотрелся, увидел собак, и так грозно и громко (в небольшом-то помещении) нагло залаял, причем сразу на всех. Веселые микрособачки моментально исчезли под стулом, на котором сидела мадам, мяучащий кот перевернулся в переноске к задней стенке передом, к нам всем задом, красавец-лабр медленно обошел хозяина, разговаривающего с секретаршей и складывающего коробочки в большие карманы, обошел и стал между малинуем и своим хозяином. Рова открыл один глаз и покосился на вошедшего.

Малинуйский хозяин тоненьким голосом пропищал собаченьке «ну тихо, тихо», однако малинуй клал на хозяина со своего большого малинуя. Он запрыгнул лапами на полку перед окошком регистрации, сбросив несколько еще оставшихся коробочек, предназначавшихся лабрадору, засунул морду в это самое окошко и стал активно водить жалом туда-сюда. Малинуехозяин попытался стянуть наглеца вниз за поводок, но молодой нахал только огрызнулся, продолжая лезть внутрь окошка. На вид хаму было ну года полтора от силы.

— Уберите собаку отсюда! – Недовольно проговорила секретарша. Понимая, что поводком собаку не снять (почему, собственно?), хозяин малинуя перехватил пса за ошейник. Пес повернулся, рыкнул и цапнул хозяина за руку. Не знаю, как так получилось, но ошейник на пластиковой защелке расстегнулся. Хозяин взвизгнул, бросил руки, а пес, получив полную свободу, спрыгнул с окошка, осмотрел помещение и бросился на поводыря-лабра, начав его весьма неумело, но драть. Лабр не сходил с места, только завыл, потому как, видать, было больно. Слабовидящий хозяин, не очень понимая, что происходит, повернулся на звук. Лабр стоял и выл. Я реально охренев от картинки, хотел выбрать поводок, чтобы Рова не мешал, и зарядить малиную с ноги, тем более, что они были от нас на расстоянии полутора метров максимум. Уже привстал со стула… но не успел. Дремавший и млевший со — Рова присел на передние лапы, оттолкнувшись задними так, как это делают кенгуру в Австралии. Не знаю, кто ему физику преподавал, но Рова, гуляя по лесу и отталкиваясь от меня в случае каких-либо разборок, пролетал к нарушителю спокойствия куда ближе, чем если просто греб лапами землю. Разница была лишь в том, что гуляя по лесу, обычно я стою, поэтому оттолкнуться у Ровы получается от моих голеней, а в ветеринарке я сидел!!!

Рова попал в самую десяточку! В рингах за такой удар обычно всех отправляют по углам, а ударившему делают внушение, потому как ТАК бить нельзя! Блядь!!! Это было не просто больно, это было больно безумно: двумя лапами с когтями, пусть и сточенными, да между ног! Я взвыл не хуже лабра и сразу сел. В голове поплыли птички и звездочки, картинка стерлась, и я сразу стал думать о прекрасном. Не, опыт, конечно, не пропьешь – поводок из руки я не выпустил, да что толку? Рова напрыгнул на малинуя сверху, а так как места для маневра было немного, он просто закусил ему верхнюю часть пасти, как раз за носом.

Люди, вы когда-нибудь слышали, как орет молодой малинуй, которого пиздят вообще? А малинуй, которого пиздит южак? Непередаваемое слышаще! Он заорал так, что у меня, к остекленевшим от боли глазам, добавились две тонны ваты к ушам. Впрочем, крик собаки добавил мне драйва, и я дернул поводок с Ровой, не сильно понимая, что там передо мной происходит – резкость навелась далеко не сразу. А когда навелась, я понял, что снял Рову вместе с частью кожи малинуя, потому что хватка у Ровы – как у хорошего азиата, особенно если его, азиата, не кормить.

Малинуй от ужаса бросил лабра, ломанулся в закрытую дверь, ударился башкой, взвыл и лег прямо под дверью. Его хозяин, наверное, хотел мне что-то сказать, но мы встретились на секунду глазами, он увидел все, что я сейчас думаю о нем и его собаке, и побежал спасать свою боевую малиную. С морды у того текла кровища, он лежал и выл. Лабр тихонечко скулил, но пост свой не покинул (уже обожаю эту собаку). Рова стал в такую стойку на вытянутом поводке, что если бы его в этот момент увидел любой судья любого мира, титул «мистер лучшая собака всех Вселенных» был бы вручен ему навечно.

— Хватит уже! – Просипел я. Рова тут же повернулся, снова забрался мне между ног (О!!!!), уселся и опять положил голову мне на колени.

Вышла медсестра, обработала морду малиную, причем, когда пес попытался что-то возразить, она так рявкнула на него, что он тут же превратился в котеночка. Медсестра тоже была в белом и прическа у нее была пышная, поэтому малинуй решил второй раз не рисковать.

Тут и наша очередь к врачу подошла. Заходим с Ровой в кабинет (пока мы шли, все своих зверей попрятали, а лабр весело вильнул хвостом Рове. И, о чудо, Рова тоже вильнул ему хвостом!) Доктор, большой такой, в белом халате, с опаской и неприязнью посмотрел на Рову, взял в руки паспорт и тоном в стиле «ну кто бы сомневался» изрек:

— А… Русская овчарка.

Уж не знаю из-за этого ли, или еще из-за чего, но мы друг другу не понравились. Все. Рова, как настоящий мужик, другого мужика к своему заду решил не подпускать и принял круговую оборону. Доктор, сначала попытавшийся послушать сердце и пощупать Рову, сразу же почему-то передумал, хотя я заверил его, что все будет нормально. Затем этот доктор со шприцем, наступая с тыла, пытался почему-то обязательно уколоть собаку либо в бедро, либо в холку со спины. Рова четко следил за взглядом доктора, пасть не раскрывал, но вид у него был такой, что да, лучше не надо.

— Сделайте укол в холку сбоку, если через пасть страшно! — говорю врачу, зашедшему уже где-то на десятый круг.

— Я доктор, я лучше знаю! – Говорил обосравшийся врач, пытаясь пристроиться к Рове сзади. Рова продолжал крутиться и обороняться, непременно встречая врача грудью.

В итоге я взял у доктора шприц, за секунду сделал эту гребаную прививку и веселуха скончалась.

— Приходите через год, только через год. Мы вам письмо пришлем! – Верещал нам в спину доктор.

Не потерявший чести и достоинства Рова гордо, аки Лев Напудренный, вышагивал с высоко поднятой головой (ну понятно, он малинуя искал для продолжения банкета). За Ровой скрючившись и сгорбившись, еле-еле переставляя ногами, семенил я. Семенил и думал, кого же все-таки будет правильным убить! Так ничего и не придумал.

И да, пару дней я буду сюда писАть тоненьким тоненьким голоском, так что не удивляйтесь, если чо. И помните – сзади ко мне никто не пристраивался, это Рова спереди приложился! 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *