Сегодня поехали в ветеринарку уже с Дариком делать ему прививку, туда же, где малинуй отгреб. Народу там было на удивление много, хотя утро было ранним. Я подал признаки своей жизни вместе с документами в регистратуру, и уселся на один, чудом оставшийся свободным стул.

Очередь к врачам шевелилась очень медленно, но все-таки шевелилась. А люди в ветеринарку все прибывали и прибывали, да так, что очередь в регистратуру уже вываливалась на улицу.

Когда перед нами в живой очереди к врачам оставалось лишь несколько человек, пошел в машину за Дарькой. Заходим с ним вдвоем обратно — все места заняты. Но не печалька ни разу, как оказалось. Все-таки каждая, даже очень иногда не нужная и выбешивающая опция, имеющаяся у собаки, нет-нет, да и пригождается. Дарик зашел, осмотрелся, увидел в свободном (почти) доступе огромное количество еще ненадкусанных зверей, и громко так, во все южачье горло взял и ГАФФКНУЛ.

Вьюнош мой вообще поорать любит, да и голос у него есть. В закрытом помещении этот ГАФФ прозвучал как выстрел в голову из танка. Близседевший ̶̶и̶ ̶н̶а̶ ̶г̶л̶а̶з̶а̶х̶ ̶п̶о̶с̶е̶д̶е̶в̶ш̶и̶й̶ народ сразу же лег и посторонился, прикрывая пузами своих совершенно офигевших и уже не очень домашних животных. Дарик, моментом осознавший свою значимость, важно так уселся, а потом и улегся на освободившееся пространство.

Очередь в регистратуру все прибавлялась и прибавлялась, люди все приходили и почти не уходили.
Мой взгляд почему-то прибило к женщине средних лет с небольшой переноской в руках — она как раз отходила от регистрационного окошка. Кто был у нее в переноске — не знаю, через дверцу было видно что-то рыже-шерстяное. Оно просто лежало, не смотря на то, что переноска была в руках и, ессно тряслась и покачивалась. Лицо у женщины было такое, что на него лучше было не смотреть…

Я предложил ей сесть на освободившийся рядом с Дариком стул, и она совершенно беззвучно и абсолютно молча на него опустилась, не сказав ни слова. Дарик удивленно покосился на меня, но навел резкость и не возразил. Да и насладился эффектом возлежания на добытом понтами месте, долго насладиться ему не получилось — нас вызвали к врачу.

В этот раз картинка была совсем другой- молодая девушка-врач млела и таяла от моего лохматого собакина. Предложила поместить Дарика на стол, но я возразил, мол, это ж только прививка.

— Ага! — Сказала девушка, после чего опустилась на колени и обпОлзала Дарика со всех сторон: послушала ему сердце, проверила лапы, ухи, зубы, глаза, засунула в попу термометр (видели бы вы глаза Дарика в этот момент), легко и непринужденно сделала прививку, да так, что даже я не заметил. Потом попросила подождать, упрыгала куда-то внутрь, и тут же вернулась с какой-то микрокосточкой. Протянула Дарику и говорит, что он ей уж очень понравился и это от нее лично подарок. Дарик благородно отвернулся, скосив на меня дико страдающий взгляд, да так, чтобы девушка не увидела.

— Ой! — Удивилась девушка-врач, — это ж так вкусно, обычно все едят.

Я попросил косточку, сам протянул ее Дарику…. и тут же чуть не остался без руки, сразу вспомнив Е-ровскую курицу на Евроюжаке в Чехии :)Дарик всосал косточку так же легко и непринужденно, как девушка вколола ему прививку. Затем мы вежливо раскланялись, я отвел Дарьку в машину и вернулся расплатиться. Снова стал в очередь в регистратурное окошко. Очередь эта практически замерла — каждый, кто подходил к окошку, задавал кучу вопросов, иногда вызывали врачей, чтобы на эти вопросы ответить. Люди получали или заказывали всякие медикаменты, грустили, плакали, смеялись. Старенькие бабушка с дедушкой еле несли вдвоем заказанный 12-килограммовый мешок какого-то лечебного корма. На предложение помочь, радостно отказались: это ж для нашего солнышка, мы сами сможем. Попытался рассказать им про заказ корма в инете с доставкой на дом, мне поулыбались, сказали, что компьютера у них нет. И детей тоже нет, поэтому они так, по старинке. И ушли.

Люди все подходили регистрироваться, заходили и выходили из кабинетов врачей. Все это было долго и довольно нудно, поэтому я достал телефон, и воткнул в него, выключившись от того, что происходило вокруг меня. Выключился, и поэтому не сразу понял, что что-то рядом со мной происходит не так: в очередной раз открылась дверь кабинета врача, оттуда вышла та женщина с переноской, которой я предложил место на стуле. Ее взгляд был стеклянным, ничего не видящим. И за ту долю секунды, пока я возвращался из виртуальной реальности в настоящую, взгляд у женщины совсем выключился, и она упала. Упала так, как падают убитые, или тяжело нокаутированные, когда тело еще не лежит, но уже реальности не ощущает, мешком.

Женщина грохнулась со страшным звуком, задев какие-то стулья, руки-ноги, что-то еще. Завизжали животные, люди вскочили с мест. Все, кто был без собак, включая меня, бросились к ней, что-то подложили ей под голову. Выскочили врачи-ветеринары, кто-то вызвал скорую, которая приехала реально минуты через две, и эти две минуты показались всем вечностью. Врачи сделали какие-то уколы, мед-братья (тут всегда приезжают две машины — в одной, легковой, врачи, в другой — бусик санитарный с причандалами всякими) привезли каталку. Женщину уложили, и с серьезными лицами, причем бегом, перенесли в бусик, и с ревом сирен увезли.

В ветеринарке стояла гробовая тишина. А рядом с врачебными дверями, откуда только что вышла женщина, лежала перевернутая переноска с открытой дверцей. Внутри переноски никого не было…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *